Философские сказки

Дом

Лунное евангелие

Большая игра

Выход из игры

Вселенная в администраторском режиме

Гадкий утенок

Венец творения

Проект “Земля”

И все-таки она вертится

Иллюзия восприятия

Индра

Квест

Кошки

Кощей Бессмертный

Кукольник

Монах

Недобрая сказка

Ноги

Отшельник и дракон

Переводчик старух

Повелитель подземелий

Подкормка

Предопределение

Простая собака

Рай и ад

Свобода воли

Свобода воли-2

Сказка про индюшек

Создание Земли

Танцы с бубном

У дракона

Уровень свободы

Уровень сложности

Четвертое око

Шива – мир закатного солнца

Вера

Безумие

Демон Кратий

Турист

Великое пророчество

Яйцо

Тяжелые будни небесной канцелярии

Дом

-Вот,- сказал демиург Мазукта.- Это твоя доля в будущем мире.

Человек повертел свою долю так и сяк, покачал на ладони и поднял на демиурга недоумевающий взгляд.

-А почему так мало?

-Это я у тебя должен спросить, почему так мало,- парировал демиург.- Плохо старался, наверное.

-Я страдал!- с достоинством заявил человек.

-А с каких это пор,- удивился Мазукта,- страдания стали считаться заслугой?

-Я носил власяницу и вервие,- упрямо нахмурился человек.- Вкушал отруби и сухой горох, не пил ничего, кроме воды, не притрагивался к женщинам и мальчикам — хотя, сам знаешь, иногда очень хотелось. Я изнурял своё тело постом и молитвами…

-Ну и что?- перебил Мазукта.- Я понимаю, что ты страдал — но за что именно ты страдал?

-Во славу твою,- не раздумывая ответил человек.

-Хорошенькая же у меня получается слава!- возмутился Мазукта.- Я, значит, морю людей голодом, заставляю носить всякую рвань и лишаю радостей секса?

-Вообще-то, да,- тихо заметил сидящий в сторонке демиург Шамбамбукли.

-Не мешай,- отмахнулся Мазукта.- Тут другая ситуация, в этом мире я играю Доброго Дядю Небесного.

-А, понятно,- кивнул Шамбамбукли и замолчал.

-Так что с моей долей?- напомнил о себе человек.

Мазукта задумчиво почесал за ухом.

-Да как бы тебе объяснить, чтобы понял… Вот, например, плотник. Он строит дом, и тоже иногда попадает себе по пальцам, через это страдает. Но он всё-таки строит дом. И потом получает свою честно заработанную плату. Ты же всю жизнь только и делал, что долбил себе молотком по пальцу. А где же дом? Дом где, я спрашиваю?

Лунное евангелие

Hочь. Hа yлице стоят два человека.

— Чемy вы yлыбаетесь? — спpашивает один дpyгого.

— Да вот, любyюсь Лyной.

— Чем, говорите, любyетесь?

— Лyной, — человек показывает на Лyнy пальцем, но его собеседник даже не поднимает головы.

— Какой Лyной? — спpашивает он.

— Да вот же она, — yдивляется человек, — пpямо пеpед вами, желтая такая.

— Желтая?! О Боже. Hадо комy-нибyдь pассказать.

Чеpез полчаса вокpyг человека собиpается толпа.

— Учитель, pасскажи нам о Лyне, — pобко пpосит делегат от толпы.

— Какого лешего тyт pассказывать? — гоpячится человек. — Поднимите головы и все yвидите сами. Кто-то, не отpывая от человека пpеданных глаз, тоpопливо пишет в своем блокноте: “Стоит лишь поднять головy — и взоpy откpоется Лyна, желтый кpyг на фоне чеpного неба…”

— Ты чего это пишешь? — настоpоженно спpашивает человек.

— Кто-то должен сохpанить yчение для потомков, а если не я, то кто?

— Какое yчение?! ПРОСТО ПОДЫМИ ГОЛОВУ!!!

“Поднять головy — не сложно, а пpосто…” — вновь начинает стpочить новоявленный евангелист, но человек бьет его снизy в подбоpодок и пеpед глазами пишyщего мелькает желтое пятно.

— Что это было, Учитель?

— Лyна.

— Боже, я yвидел Лyнy. Я yвидел Лyнy! Лyнy!!!

— Он yвидел Лyнy, — волнyется толпа и начинает водить вокpyг, потиpающего подбоpодок, лyновидца хоpовод.

Человек, междy тем, машет на все это дело pyкой и yходит пpочь, любyясь полнолyнием.

Чеpез две тысячи лет кто-то читает лyнное евангелие и тяжело вздыхает: “А толкy-то, — дyмает он. — В те вpемена Учитель был pядом и всегда мог дать тебе по зyбам в нyжный момент”. Hекотоpые, пpавда, yтвеpждают, что одной книги достаточно и что они собственными глазами видят Лyнy каждyю ночь, но комy можно веpить в наше вpемя?

Большая игра

Над игральной доской, разделенной на черные и белые клетки, склонились демиурги Мазукта и Шамбамбукли.

-Пока что я веду,- напомнил Мазукта.

-Ага,- кивнул Шамбамбукли.- Я в курсе. Подумать-то можно?

-Да сколько угодно,- великодушно разрешил Мазукта.- Часы-то тикают.

Шамбамбукли, закусив губу, изучил ситуацию на доске. Молодой человек, от которого зависел результат игры, уже занес ногу, чтобы сделать следующий шаг. Под эту самую ногу демиург Мазукта только что аккуратно подложил дынную корку.

Богатый игровой опыт подсказывал демиургу Шамбамбукли, что человек непременно поскользнется, упадет в лужу, грязно выругается, и вообще будет очень огорчен. А значит, с большой степенью вероятности, шагнет на черную клетку.

-Ну, что будешь делать?- спросил Мазукта.

Шамбамбукли осторожно прикинул что-то на пальцах, просчитывая варианты. Удовлетворенно вздохнул и чуть-чуть подправил работу светофора, чтобы стоящая у перехода девушка задержалась еще на две секунды.

-Готово!

Шамбамбукли щелкнул кнопочкой часов, и человек сделал шаг. Конечно, поскользнулся на дынной корке и, конечно, упал… но выругаться у него как-то не получилось. Стоявшая рядом девушка обернулась и протянула ему руку. И вместо тех слов, что уже вертелись на языке у человека, он выдавил «спасибо» и вымученно улыбнулся. А следующий шаг они сделали уже вместе, благо было по пути.

-Он на белой клетке,- сказал Шамбамбукли.- Очко в мою пользу.

-Ничего-ничего,- хмыкул Мазукта.- Сейчас исправим.

Он дернул за хвост собачку начальницы, собачка, не разобравшись, тяпнула свою хозяйку за пятку, и в результате, когда молодой человек пришел на работу, озверевшая начальница завалила его работой, обругала напоследок и грубо спихнула на черную клетку.

-Твой ход,- улыбнулся Мазукта и перещелкнул часы. Шамбамбукли, недолго думая, вставил в ленту новостей статью про фермера, который купил слона. Молодой человек прочитал её краем глаза и немного развеселился. С черной клетки, правда, не сошел, но приблизился к самому её краю.

-Ничего-ничего,- проворчал Мазукта и передвинул несколько фишек на другом конце доски. В той же ленте новостей появилось сообщение о крушении самолета над городом, где жили друзья молодого человека. И беспокойство загнало его в самую середину черной клетки.

Разумеется, никто из друзей не погиб — по правилам игры, обоим демиургам было строжайше запрещено трогать не только единственную значащую фигуру, но и все, находящиеся на соседних клетках. Число жертв катастрофы действительно впечатляло — но все погибшие были обычными разменными фишками в большой игре. Человек об этом знать никак не мог — и, естественно, волновался.

-Я веду,- самодовольно сказал Мазукта.

Шамбамбукли засучил рукава. Где-то произошло небольшое землетрясение; с полки свалилась телефонная книга и раскрылась на нужной странице, преуспевающий артист прочитал фамилию и вспомнил о старом школьном товарище, позвонил по другому номеру и сказал, что нашел нужный типаж, и в результате уже вечером слегка обалдевшего молодого человека приволокли на пробные съемки. Пробу он, правда, не прошел, но познакомился с та-а-акой артисточкой… И следующие три хода уверенно прошагал по белым клеткам.

Мазукта заскрипел зубами и взорвал электростанцию. В больнице погас свет и родная тетя молодого человека умерла во время операции. Поскольку игрок действовал не напрямую, а косвенно, такой ход считался вполне законнным.

Шамбамбукли устроил извержение вулкана. Мазукта развязал войну. Шамбамбукли сдвинул материковые плиты. Мазукта обрушил в море метеорит. Шамбамбукли испортил канализацию и перекрыл шоссе. Мазукта подтасовал результаты лотереи.

Молодой человек, ничего не зная и не понимая, метался с черной клетки на белую и обратно, принося выигрышные очки то одному, то другому игроку.

-Стоп!- скомандовал Мазукта и постучал ногтем по часам.- У тебя упал флажок.

-Да, действительно,- Шамбамбукли, уже потянувшийся было, чтобы остановить лесной пожар, вздохнул и убрал руку.- Кто выиграл?

-Ничья,- сказал Мазукта,- дважды пересчитав результат.- Тебе повезло.

-Значит, ты пока ведешь.

-Да, со счетом 259466782 х 259466228. Сыграем еще раз?

-Опять на щелбан? — вздохнул Шамбамбукли и потер лоб.- Ну давай, еще разок.

Мазукта ткнул пальцем в маленькую фигурку посреди игрового поля.

-Эта пойдет?

-Ну, пусть будет эта.

-Ты начинаешь.

Шамбамбукли внимательно вгляделся в единственную значимую фигуру на этот кон. На мгновение задумался, подбросил на дорогу маленькую блестящую монетку и включил часы.

Выход из игры

-Вы не можете меня убить,- сказал Черный Властелин.

-Это почему же?- ехидно поинтересовался Полуэльф, не отводя меча от горла Властелина.

-Да по кочану!- огрызнулся Властелин.- А ну, скажи мне, умник: что наша жизнь?

-Игра,- заученно ответил Полуэльф.

-Правильно. А что произойдет, когда вы меня убьёте?

Полуэльф переглянулся со спутниками.

-Победа,- предположил Варвар.

-Освобождение,- добавила Принцесса.

-Мир во всем мире,- прогудел Гном.

-И труднопредставимое счастье для всех,- закончил Халфлинг.- И чтобы никто не ушел обиженным.

Полуэльф повернулся к Черному Властелину.

-Ну?..

-Да, теоретически всё так. А практически — ничего подобного не произойдет. Игра закончится, вот и всё.

-Как это, «игра закончится»?- ахнула Принцесса.- А как же…

-А вот так!- безжалостно отрезал Черный Властелин.- Вас поздравят с победой, прокрутят короткий оптимистический ролик, а потом появится надпись: «Пройти игру еще раз». И всё начнется сначала.

-То есть как, сначала?!- побледнел Полуэльф.

-Очень просто,- пожал плечами Черный Властелин, стараясь при этом не оцарапаться о меч.- Все отвоеванные территории снова вернутся под мое темное владычество (я, к слову сказать, сразу воскресну). В городах воссядут мои наместники, вдоль дорог вырастут виселицы, разбойники и чудовища вернутся в леса. А что до вас самих…

Властелин вытянул палец в сторону Варвара.

-Ты вернешься в свои северные земли, без оружия, без доспехов, лишенный памяти и всей своей силы. Снова станешь щуплым и беспомощным подростком, и будешь вынужден упорно прокачивать умения, уничтожая волков и тюленей. Ты,- он перевел палец на Халфлинга,- опять окажешься в тюрьме за мелкое воровство. Избитый и также лишенный всего накопленного. Ты, Гном, очнешься в горящем городе, откуда в свое время чудом выбрался. И заново переживешь смерть всех родных и предательство друзей, как уже бывало. Ваше Высочество,- Властелин насмешливо подмигнул Принцессе,- получит свое прежнее место в публичном доме. Ну а что касается…

-Довольно!- оборвал Влестелина Полуэльф, не дожидаясь, когда очередь дойдет до него.- Замолчи!

-Да, и чуть не забыл. Вам, разумеется, снова придется расстаться. Надолго, как того требует сюжет.

Варвар и Принцесса переглянулись и побледнели.

-И что же нам теперь делать?- потерянно спросила Принцесса.

-Ну-у,- задумчиво протянул Властелин,- у меня есть кое-какие соображения.

-Хм?- осведомился Полуэльф.

-Пользуясь своей нечестивой силой, я могу отправить вас, всех вместе, куда-нибудь далеко в провинцию. Где вы могли бы жить долго и счастливо.

-Зная, что ты тоже живешь и здравствуешь?!- возмутился Полуэльф.

-Поразгинь мозгами, тупица!- рявкнул в ответ Властелин.- Сейчас я владею только 30% от бывшей территории своих владений. Вы освободили все мало-мальски значимые города и поселки, уничтожили моих лордов-наместников и установили закон и порядок на большей части страны — так может, сохраним статус-кво? Или вы хотите, чтобы всё вернулось к первоначальному виду?

-Нет,- энергично помотала головой Принцесса, вспомнив публичный дом.

-Я вас тоже не могу убить, сами понимаете,- развел руками Властелин.- По тем же причинам. Мне… тоже есть что терять. Так что мой вариант представляется оптимальным, за неимением других.

Полуэльф оглядел своих спутников, ища в их глазах признаки одобрения. И видимо, нашел, так как медленно произнес:

-Ну что-ж… Мы согласны.

-Только при условии, что ты нам доплатишь!- быстро добавил Халфлинг.- Мы ведь, в конце концов, победили.

-Хрен вам,- холодно произнес Властелин.

-А тогда мы…

-Согласны,- кивнул Полуэльф, не глядя двинув ногой Халфлингу под дых.

-Отлично. Если вы уберете меч и встанете вон на ту площадку, все вместе, то я сотворю необходимый обряд для телепортации. Подберите ноги, не заступайте за черту. Закройте глаза. Эйн, цвей, дрей — готово!

Полыхнуло, громыхнуло, и спутники исчезли. Появившийся из боковой двери горбатый карлик сморщил нос и помахал ладонью перед лицом, разгоняя дым.

-Отлично проделано, Мастер! Вы их уничтожили!

-Нет, что ты,- небрежно отмахнулся Властелин.- Я сдержал слово. Отправил их куда подальше, чтобы не мозолили глаза. Мне, видишь ли, действительно есть что терять.

-Так это что же…- карлик растерянно заморгал,- это, выходит, правда? Всё что Вы говорили? Насчет того, что жизнь — игра, и мы все обречены в ней … по кругу, без конца, без выбора… Вы не обманули этих… этих…

-Обманул, конечно,- усмехнулся Властелин, и в его улыбке сквозило торжество.- Выбор всегда есть. Там же не одна надпись, а две. Можно начать игру заново, а можно…

-Что?

-Выйти из игры.

Вселенная в администраторском режиме

Вечером после работы совершенно нечем было заняться. Стояла тридцатиградусная июньская жара, и я решил заскочить домой к Виталику — старому институтскому другу — пивка попить. Закупившись двумя «по полтора» и копчёным сыром, я постучал ногой в деревянную дверь его съёмной квартиры.

Он открыл, потный и красный, со слипшимися волосами: -Здорова. Чё не позвонил?

-Дык звонок у тебя не работает.

Он принял пакеты и пошёл в комнату, буркнув по дороге: -По телефону бы звякнул. Я бы срач разобрал.

-А мы не гордые. Мы сами грязь любим, — разувшись, я прошлёпал влажными ступнями в комнату и ахнул, застыв в дверях.

В середине комнаты стоял прибор… Если так можно назвать безумное нагромождение плат, усилителей и циферблатов. Толстый пучок проводов уходил на открытый балкон к спутниковой тарелке, а часть кабелей исчезали в системном блоке настольного компьютера.

-Иван Васильевич меняет профессию? — только и смог я сказать, подойдя поближе и ощупывая провода и панели. Есть у меня такая привычка — всё руками трогать. Иначе не могу понять, с чем имею дело.

-Осторожно, там 380 вольт. Промышленное всё, — заметил Виталик, усевшись у компа.

-Что за хрень?

-Да ты не суетись, Серёга. Наливай пиво.

После двух залпом выпитых стаканчиков к Виталику вернулась обычная (для пьяного человека) словоохотливость.

-Вот… Ты слышал когда-нибудь про реликтовое излучение?

-Реликтовое… — я задумчиво пожевал губу, напрягая усталый мозг: -Это от костей динозавров что ли?

-Да нет! ты с радиоуглеродным анализом путаешь.

-Ну тогда что за хрень?

-Понимаешь, реликтовое излучение пронизывает всю вселенную. Есть гипотеза, что оно возникло в момент Большого взрыва. Оно ещё называется трёхградусным излучением.

Я понимающе кивнул на «Клинское»: -Четырёхградусное. Классика.

-Блять! — с чувством проговорил Виталик, вгрызаясь в «сулугуни»: -Это излучение абсолютно чёрного тела при трёх градусах кельвина.

-И чё?

-Есть такая субстанция в межзвёздном пространстве — атомарный водород. Он постоянно… Как бы по проще… Всё время соединяется в разные структуры и разваливается потом. И излучает он на волне 21 сантиметр. Понимаешь?

-21 сантиметр? Коротковато будет… Давай лучше в «линейку» порубимся, — я знал, что у Виталика стоит Lineage 2 и стримовский «анлим».

-Стёр я «линейку»… — погрустнел тот. — Мне нужно было место под базу ключей.

-Чё за хрень? Ты вот всё темнишь, штуковины какие-то в пол комнаты размером собираешь.

-Ладно, не перебивай! — собрался с мыслями Виталик: -Это излучение считают абсолютно однородным и бессмысленным. Я же нашёл, что оно совсем не то, что все о нём думают.

-Ну!

-Это система в ожидании авторизации. Вселенский Wi-Fi.

Вообще, за Виталиком водилось такое. Как и за многими гениями. Он был генератором идей. Может, каждая десятитысячная была открытием века, но она бесследно тонула в тысячах бредовых. Кажется, сейчас пришло время той самой — девять тысяч двести семьдесят третьей бредовой идеи. Или около того — я ж не считаю за ним.

-И ты как, уже залогинился? — кивнул я с сомнением на агрегат в центре комнаты.

-Ха! Кто бы не создал эту систему, он не дурак. Система под паролем, — Виталик мне подмигнул. -Но эту систему не апгрейдили уже двадцать миллиардов лет. К тому же, мне круто свезло.

-Да ну?

-Я засёк на днях, как кто-то залогинился. Весь произошедший при этом обмен данными у меня записан.

-И кто это, по-твоему, был?

-А хрен его знает. Бог, чёрт, вселенский разум… Главное, я разобрал приглашение системы. Сейчас вот этот агрегат перебирает весь спектр паролей.

-Долго ему осталось? — происходящее меня заинтересовало.

-Триста тысяч лет.

-Тьфу! — я крякнул от неудовольствия: -Тебе ничего не светит.

-Спокойствие, — ВИталик победно улыбнулся: -Это в случае «брут форса». Я же подбираю пароль на основе того единственного сеанса, что мне удалось записать. Осталось… Ну минут десять-пятнадцать. Как раз пиво допьём и войдём в Млечный путь On-line. Готов?

-Пиво-то допить? Легко!

И мы выпили. Компьютер громко пискнул. Его экран почернел, оставив только строчку ввода команды.

-Началось… — прошептал Виталик. И подвинул к себе клавиатуру.

-Тут есть хэлп? -Я подвинул табуретку поближе к столу.

-Тут ничего нет. Только командная строка.

-Блять! Как в линусе. Вселенная управляется из командной строки.

Виталик стал что-то набирать на клавиатуре. Полезли непонятные закорючки.

-Что за хрень? — буковки казались мне знакомыми.

-Это арамейский, — сухо ответил Виталик.

-Какейский?!

-Древнесемитский!

-Морфей, скажи нам коды Зеона, и мы тебя отпустим.

-Остряк! — Виталик взмок ещё сильнее. Его уши пылали: -Я расшифровал формат команд. Сейчас попробую что-нибудь запустить… Вот!

Он нажал на ввод. Мы непроизвольно оглянулись.

-Ты ничего не заметил?

-Да вроде нет.

-Ладно, попробуем серию команд с разными параметрами, — Виталик стал набивать новые варианты команд.

Мы сидели так минут восемь, а потом погас солнечный свет. За окном стало темно, как ночью.

-Мы выключили солнце, — совершенно спокойно заметил я. -Включи его назад.

-Придурок, я не знаю команд, -зашипел в темноте Виталик. -Тут годы разбираться — не разберёшься!

-Ты понимаешь, что за пару часов планета остынет и улетит в ебеня из солнечной системы?

-Да… Я могу прогнать те же самые команды по второму разу. Может, одна из них снова включит солнце…

-Давай.

-В тревожном ожидании мы просидели ещё десять минут. Как я себя чувствовал, передать невозможно. Я понимал, как весь мир близок к неминуемой гибели… А потом солнце включилось, постепенно набирая накал, как лампочка.

-Мы его раскачегарили… — сказал Виталик. — Глянь на улицу, там теперь не тараканы вместо людей? Хрен знает, что мы наколбасили…

Я прошёл на балкон и оглядел окрестности: -На дороге много аварий. Трупы вроде человеческие. Беготня какая-то.

-Надо что-то делать, — задумчиво пробубнил Виталик.

-Слушай, — перебил его я. -Тут должна быть графическая оболочка. Ну не может же бог или кто он там всё делать как мы сейчас — вводя команда за командой.

-Есть, — словно предвосхитив мою мысль, Виталик вызвал операционную систему. Она выглядела…

-Это ж винды! — вырвалось у меня.

-Дурак, это мои родные винды, которые на компе стояли… Просто теперь они управляют вселенной!

-То-то всё по-русски! Риспект.

Минут двадцать у Виталика ушло на то, чтобы вызвать базу данных галактики. Набрав наши имена и фамилии, он нашёл наши персональные ячейки.

-Ну, Серёга… — Виталик, бешено улыбаясь, повернулся ко мне. -Хочешь жизнь вечную?

-И неуязвимость до кучи, — так же безумно улыбнулся я.

Установив соответствующие флажки, Виталик вышел в панель настроек и, закрыв клавиатуру телом, ввёл новый администраторский пароль в замен старого.

-Кто бы ты ни был… — Виталик посмотрел в потолок, обращаясь к кому-то воображаемому: -Ты теперь в пролёте.

-Ну, как отмечать будем? — спросил я, смотря на пустые бутылки.

-Сейчас, — Виталик поколдовал над настройками наших персональных ячеек.

-Фокус! -он повернулся ко мне и хлопком склеил ладони. Потом медленно стал их разводить. В двухсантиметровом пространстве между пальцами появилась толстая пачка баксов.

-Это на карманные расходы, — Виталик отдал мне пачку. Я раскрыл купюры веером. Номера были разные. Исполнение — лучше настоящих.

-Мы властелины мира! — хрипло и возбуждённо воскликнул я.

-НЕТ! — прозвучало из коридора. -Вы дерьмо!

Мы развернулись к двери. В проёме стоял какой-то бородатый хиппи. Не успели мы и рта раскрыть, как он выхватил два пистолета. Прозвучали выстрелы.

Что-то с огромной силой ударило меня в лоб. Пошатнувшись, я посмотрел себе под ноги и увидел, как, отклеившись со лба, мне под ноги упали три свинцовых кругляша.

Подняв выпученные от удивления глаза на незнакомца, я заметил, как тот выкинул бесполезные пистолеты и улыбнулся: -Значит, мы теперь партнёры!

-Вы кто! — брызгая слюной, выпалил Виталик. Он, похоже, не оценил прикол со стрельбой.

-Друзья зовут меня Иисус, — признался улыбающийся гость.

-А где Бог-отец и Святой дух? — ляпнул я.

Иисус нахмурился: -Они умерли.

-Ты их кончил, — покачал головой Виталик.

-Они мне только мешали, — развёл руками тот.

-А ты мешаешь нам, — с угрозой в голосе добавил Виталик.

У Иисуса по лицу прошёл нервный тик: -Вы… Уже что-то меняли в моём статусе?!

-Пока нет.

-Вот и не меняйте. Я вам просто необходим. Учтите.

-Да ну? — подначил его я.

-База данных — это примитив. Есть ещё языки программирования, менеджеры, настройки, протоколы. Вы не сможете управлять вселенной без моих знаний.

-У нас есть хэлпы, — возразил Виталик. -У тебя было 2 тысячи лет, чтобы в них разобраться. У нас всё оставшееся время.

-Я знаю пароли к удалённому доступу для других галактик! — выложил Иисус свою козырную карту.

-Хорошо… Это уже что-то, — устало пожал плечами Виталик. -Всегда хотел узнать, что там — в этих других галактиках… Ты не мог бы нас покинуть. Нам надо поговорить.

Не прощаясь, гость выскользнул в дверь.

-Думаешь, он и есть Иисус Христос? — обратился я к другу.

-Как пить дать. Взломал вселенную, прибил старых хозяев. Мы его за яйца взяли, сменив администраторский пароль. Он теперь ноль без палки. Ну, если только знает много…

-Нэ памэшаю? — в дверях появился восточного вида мужчина пожилого возраста, в одежде строителя.

-Вы кто? — спросили мы его хором.

-Я? Магомет. Приятно познакомиться, молодые люди.

-Странно, что Иисус вас не замочил… — заметил я.

Магомет хитро улыбнулся: -Я знаю пароли BIOS. Могу вам всю малину обосрать, закрыв доступ к терминалу.

-Звучит как угроза! — нахмурился Виталик. Он уже вживался в роль властелина Вселенной. Единоличного властелина, я то никаких паролей не знал.

-Нэ валнуйся, дарагой. Мне много не надо. Рай для меня и моих… подданных. Гурии, гашиш, райские сады на Венере. Можете спросить у Иисуса, расценок я не меняю. Заходите в гости, если что.

-А к нам ещё кто-нибудь пожаловать должен?

-Я! — раздалось от окна. В комнату медленно вплыл индус, сидящий в позе лотоса. Был он полноват и даже слегка женственен. Его большие уши украшали серьги. А больше на нём ничего не было.

-Будда, — догадался я.

-Прямо из Нирваны, — уточнил тот с блаженной улыбкой.

-И что за пароли вы знаете? — сразу перешёл к делу Виталик.

-Я паролей не знаю, — честно признался Будда: -Но я великий хакер. Ваши предшественники платили мне за то, чтобы я ничего не взламывал и не портил. Поверьте, это выгодно для всех.

-Быть властелином Вселенной непросто, — вздохнул Виталик. -Окей, мужики, решим всё попозже. Мы сейчас пойдём и потратим пару лимонов баксов… Не присоединитесь?!

Боги радостно закивали. Из коридора выглянул улыбающийся Иисус: -Я с вами. Я тусовщик номер один.

-Знаем! Библию читали!

И мы толпой пошли тусить с Иисусом.

Гадкий утенок

У одной старой почтенной утки родился гадкий утенок. Утка им страшно гордилась, всем показывала и говорила: «Вот, смотрите! Из него вырастет прекрасный лебедь!» Время шло — и из утенка выросла гадкая утка. Отвратительная просто.

Потому что только в жизни из гадких утят вырастают прекрасные лебеди. А в сказках им сперва надо удрать с птичьего двора и год проскитаться на чужбине, мучаясь и страдая.

А это ведь была сказка, не так ли?

Венец творения

…По улице бежало «перекати-поле». Хотя, если присмотреться, это было нечто другое. По пустынной городской улице, забавно и легко подпрыгивая, катился полутораметровый противотанковый «ёж», оставляя выбоины и вспахивая асфальт, немного обогнав при этом панельные многоэтажки, рушившиеся вслед за ним наподобие карточных домиков. В облаках поднятой пыли среди конфетишных блёсток лопнувших стёкол и кусков арматуры падали люди, большей часть уже мёртвые. Можно было видеть, как один из них, обгорелый, без левой руки, полустоял на собственном диване, словно сёрфингист, оседлавший волну — только разве можно поймать взрывную волну надолго? — и вот он уже сорвался вниз, в двадцатиметровую бездну, чтоб через мгновенье кровавыми ошмётками разлететься на бетонном крошеве соседнего дома…

…Прошло несколько секунд, и всё, казалось, начинало успокаиваться: оседала пыль, кое-где на развалинах показывались язычки первых пожаров. Дымный гриб, высившийся в полутора километрах восточнее, уже приобретал свои классические поганочные очертания, в то время как небо вокруг оставалось синим и чистым — так бывает на лубочных картинках по гражданской обороне и в старых хрониках испытаний маломощных бомб…

…Он стоял в тени вздыбленного куска бетона, сложив руки на груди и разглядывая улицу. Нельзя было сказать, был ли Он здесь с самого начала или появился только сейчас. Выйдя из своего укрытия, Он прошёлся по тротуару, спокойно и задумчиво улыбаясь чему-то своему — одетый в домашний свитер и серые брюки мужчина лет тридцати. Если бы кто-нибудь шёл с Ним рядом, то он бы заметил, что его спутник не отбрасывает тени и не издаёт при своём движении ни единого звука — ни шуршания асфальтовой крошки под ногами, ни шелеста одежды…

Этот странный улыбающийся человек наконец подошёл к тому, что приметил заранее, стоя под косым навесом бетонных обломков — тому, что ещё минуту назад было собакой, а теперь просто пыльно-кровавым куском мяса у кирпичного бордюрчика пешеходной дорожки, в который швырнула его взрывная волна.

Человек с интересом пошевелил останки носком лакированного ботинка. Потом, выпрямившись, ещё раз оглядел улицу. Тут его внимание привлекло что-то белое среди развалин ближайшего дома. Заинтересовавшись, человек поспешил туда, на ходу ловко перепрыгивая трещины в асфальте и покоробившуюся тротуарную плитку.

Это было женское лицо. Среди мешанины из кирпичей и домашней утвари лежала молодая женщина, сжимавшая у груди пятилетнего мальчика. По какому-то стечению обстоятельств (или чьему-то капризу?) лицо и волосы женщины были нетронуты и чисты от пыли и крови. Бледное красивое лицо с закрытыми глазами, длинные тёмно-каштановые волосы. Человек присел рядом. Теперь в его улыбке чувствовалась… доброта?..

Повинуясь какой-то одному Ему известной мысли, Он запустил пальцы в волосы лежавшей перед ним мёртвой женщины и провёл ладонью вперёд и вбок, так, словно гладил. Потом, когда Он отнял ладонь от её головы, Он увидел, как по пальцам медленно сползают капельки крови… её крови. Поднеся свою ладонь к лицу, Он некоторое время рассматривал её с выражением удивления и восхищения, и, опять же, одному Ему понятной добротой.

Потом, словно насладившись всем увиденным и решив отдохнуть, Он поднялся, расправил плечи и вознёс над головой руки ладонями вверх. Лицо его затеплилось светом, будто софит солнца выбрал Его одно, и по воздетым к небу кистям побежали тугие искровые разряды.

Раз, два, три — три раза хлопнул Он в ладоши, и соприкосновения рук его были подобны громам, и голос его звучал трубами Судного Дня: — Снято! На сегодня все свободны…

И исчезли развалины, пожары и даже земля под его ногами. Только ярко-синее небо ещё несколько секунд гасло у потолка огромного купола Голографического Проектора, в центре которого стоял Он, его дирижёр. В темноте, по краям помещения, перебегали ассистенты операторов, осветители и элекроинженеры. Один из «юпитеров» бил Ему прямо в глаза, и Он невольно зажмурился, в то время как со всех сторон стали доноситься хлопки и восхищённые возгласы его коллег по съёмочной группе, переросшие в довольно активную и искреннюю овацию. Тогда Он открыл глаза, повернувшись вбок от назойливого «юпитера», и царственным жестом снял с головы Венец Творения, сложный и хрупкий агрегат, позволявший Ему одним усилием мысли управлять Голографическим Проектором и рождать к жизни образы и звуки из своих фантазий…

Цок, цок, цок — стук каблучков по матовому полу — это из тени к Нему вышла Она. Он невольно вздрогнул, увидев Её. Бледное красивое лицо, тёмно-каштановые волосы. Лицо той самой мёртвой женщины из его Творения. Нет, конечно же, всё наоборот. Её лицо — это Её лицо. Тогда, во время Творения, Он просто наделил им образ мёртвой женщины… Всего лишь.

— Поздравляю, маэстро, — сказала Она, держа в руках какую-то папку с эмблемой студии. Она была его помощницей, помощницей Творца… И Она подошла Его поздравить. Он как-то растеряно улыбнулся и взял Венец Творения двумя руками, словно Ему некуда было их девать.

— Это было просто великолепно, — продолжала Она, — Этот катящийся «ёж», этот полёт человека на диване. Ты воистину превзошёл самого себя, к тому же, с кинематографической точки зрения… — Она что-то ещё говорила в том же духе. Это было искренне? Да. Это было правдой? О, да! Но улыбка таяла на его лице, сменяясь выражением потаённой боли. Он смотрел в её глаза и видел там ледяные торосы, многие сотни километров холода и ветров, его персональную Арктику, по которой Он брёл последние месяцы. Чтобы избавиться от наваждения, Он быстро, как дельфина в морскую гладь, запустил свою пятерню в её причёску и провёл ладонью вперёд и вбок — гладил.

Она запнулась и замолчала совсем. В её глазах и губах он прочёл… упрёк?.. и убрал руку.

Он поднёс ладонь к глазам и увидел, как по пальцам сбегают рубиновые капельки крови, норовя укатиться за манжету рубашки. Как тогда, в Творении…

— Что случилась? — Она посмотрела сначала на его руку, потом Ему в лицо.

— Кровь на моей ладони. Посмотри… Разве ты не видишь?

Она отрицательно помотала головой и, отступив на шаг, что-то прошептала в микрофон-булавку на обшлаге своего костюма. А потом они смотрели друг на друга молча, секунд двадцать…

Когда Ему закрутили руки и повели к выходу, Он сначала пытался вырваться, но у двери до Него, наконец, дошло: Он стал для них одним из многих бывших до Него талантливых Творцов, переигравших в бога и сошедших с ума… Значит, кровь на его руке была видна лишь Ему одному, став частью его безумия?

Он закрыл глаза и почувствовал, как тёплая капля сбегает по мизинцу и срывается в пустоту. Какой кадр! Только кровь была настоящей… Когда Она подошла к Нему, чтоб поздравить с успешным завершением съёмок, Он так крепко стиснул Венец Творения, что хрупкие, но очень острые контактные электроды впились в ладонь до крови…

Это его кровь! А Она? Почему Она не видела этого… «Ибо те, кто верят в меня и следуют за мной…» Да, в этом ты прав, Господи!..

Он попытался повернуться и ещё раз увидеть её лицо. «Не простят мне чувств. Не простят мне слабостей. Не приемлют во мне человека…» Он не увидел того, чего хотел. Только вспыхнувшее северное сияние Голографического Проектора, прощавшегося со своим маэстро…

На улице, у машины скорой помощи, когда скорпион автоматического иньектора ужалил Его в локоть, Он нашёл в себе силы прошептать: «Снято. На сегодня все свободны…» И тьма приняла его душу.

Проект “Земля”

Дорогие и любимые!!!

У Вас есть уникальная возможность поучаствовать в проекте «Воплощение на планете Земля».

Мы гарантируем Вам:

· Физическую оболочку испытывающую страдания и удовольствия

· Полное забвение о Вашей любви друг к другу

· Полное забвение кто Вы есть

· Систему ложных убеждений и взглядов

· Систему ложного восприятия мироздания

· Трехмерность восприятия

· Деструктивное ЭГО

· Пагубные привычки и желания разрушающие не только тело, но и Вашу сущность

· Негативное восприятие реальности и окружающего мира

· Постоянный кармический груз из прошлых жизней мешающий развитию

· Возможность воплощения в любом времени и в любом месте

· Концентрацию на прошлом и будущем, вместо «здесь и сейчас»

· «Консервирование» большинства Ваших возможностей (в воплощениях они будут называться сверхспособности)

· Использование возможностей мышления по умолчанию всего на 5%

Уникальная система кармических уроков, позволит Вам повысить свои вибрации. (гарантируется автоматическое моделирование и усложнение уроков от воплощения к воплощению и в процессе текущего прихода в случае провала). Также гарантируем полное отсутствие памяти Ваших прошлых воплощений и понимания кто Вы есть!!! Совершенная система осознания кто Вы есть между воплощениям, позволит Вам точнее спланировать Ваши последующие визиты на Землю и сложность следующих уроков.

Для Вашего удобства разработана система методик и подсказок, для нахождения истинных себя и соединения с Вашим Высшим Я. Постоянное присутствие Ангелов-Хранителей рядом с Вами обеспечит Вас подсказками, которые Вы сможете по Вашему усмотрению слышать или игнорировать. Вы сможете также воспользоваться уникальными вибрациями планетами в начале 21 века и совершить переход в 2012 году (по Земному исчислению после воплощения Христа). Также имеется возможность воплощения в вибрациях ИНДИГО и КРИСТАЛЛОВ.

Уже многие души воспользовались нашим уникальным предложением, достигнув просвещения на Земле. Стань участником проекта, повысь вибрации Вселенной!!!

И все-таки она вертится

Тесная камера осветилась неземным светом и перед заключенным возникла сияющая фигура.

-Не ты ли великий ученый астроном Бармалео Бармалей?- вопросила фигура.

-Я,- кивнул заключенный.- А с кем имею честь разговаривать?

-Я — твой демиург.

-Шамбамбукли?

-Да, так меня зовут.

-Очень приятно.

-Взаимно.

Демиург и астроном вежливо поклонились друг другу.

-А можно немного притушить свет?- попросил Бармалео Бармалей.- Глаза режет.

-О, прошу прощения!- Шамбамбукли перестал сиять и разом утратил величественный вид.- Так лучше?

-Гораздо! А можно спросить, чем обязан визитом..?

-Все очень просто,- охотно отозвался Шамбамбукли.- Завтра на рассвете ты предстанешь перед Ученым Советом Великой Иквизиции. И тебя приговорят к мучительной смерти. А это неправильно.

-Неправильно — потому что я прав?

-Нет, потому что мне тебя жалко.

Бармалео Бармалей задумался.

-Но ведь она вертится?- скорее утвердительно, чем вопросительно сказал он.

-Нет,- помотал головой демиург Шамбамбукли.- Не вертится. Это я тебе точно говорю.

-Не может быть!- нахмурился Бармалео.- Я всесторонне изучал этот вопрос тридцать лет и три года, провел массу измерений, и со всей ответственностью заявляю: она вертится! Могу доказать.

-Не можешь,- ответил демиург.- Потому что она на самом деле не вертится. Ты где-то ошибся.

-Не мог я ошибиться!- Бармалео Бармалей стукнул кулаком по коленке.- Я наблюдал за звездами, я для этого даже изобрел телескоп. Все выкладки перепроверял по десять раз. Ошибки нет!

-Очевидно, где-то она всё-же есть,- ласково, как ребенку, улыбнулся демиург.- Мне бы не хотелось, чтобы тебя казнили, я решил тебя спасти и поэтому пришел лично заверить…

-Я не нуждаюсь в таком спасении!- насупился астроном.- Не надо мне вашей спасительной лжи, я стоял и буду стоять за правду!

-Ты хочешь сказать, что я лгу?!- удивился демиург.

-Я это, кажется, уже сказал. Ложь во спасение и всякое такое… Так вот — не надо. Спасибо, конечно, но обойдусь.

-Послушай,- немного помолчав, произнес Шамбамбукли.- Это мироздание я создал вот этими руками,- он показал астроному свои ладони,- и кому как не мне знать, что там вертится, а что нет? Я тебе говорю как крупнейший специалист в данном вопросе…

-А я не верю!- отрезал Бармалео.- Она все-таки вертится. И это факт!

-Нет, не вертится!

-Нет, вертится!

-Зуб даю, не вертится!

-Мамой клянусь, вертится!

Демиург навис над астрономом, уперев руки в бока. Астроном с вызовом вздернул на демиурга подбородок.

-Значит, так?

-Да!

-Ну хорошо же. Я тебе покажу… Я тебе сейчас так покажу..!

Демиург Шамбамбукли схватил Бармалео Бармалея за шкирку и свечкой взмыл вверх, сквозь тюремный камень, сквозь облака и тонкий озоновый слой. Астроном даже пискнуть не успел, как уже стоял рядом с демиургом на балкончике небесных чертогов.

-Вот, смотри сам!- Шамбамбукли ткнул рукой вниз.- Изволь убедиться, она движется равномерно и прямолиней…

Шамбамбукли поперхнулся на полуслове и уставился в недоумении на развернувшуюся внизу картину.

Зажмурив от удовольствия глаза, огромная черепаха медленно кружилась и раскачивалась в трансе под музыку сфер. На ее панцире неуклюже переминались с ноги на ногу три слона, стараясь попадать в такт. Лежащая на их спинах земля наклонялась то на одну, то на другую сторону, и от этого в океане возникали приливы и отливы.

-Ну, что я говорил?!- с торжеством воскликнул Бармалео Бармалей.- Все-таки она вертится!

-Безобразие какое…- возмутился Шамбамбукли.- Кто посмел поставить этот психоделический мотивчик? Я же сам запускал походный марш!

Он вздохнул, выдернул зуб и протянул астроному.

-На. Ты был прав.

-Я же говорил, а ты не верил,- наставительно поднял палец Бармалео Бармалей.- Наука не ошибается! Иначе она называется лженаукой.

-Ладно,- отмахнулся Шамбамбукли.- А что завтра с Инквизицией делать будем?

-Да ну её!- беспечно пожал плечами Бармалео Бармалей.- Навру чего-нибудь, велика важность! Это уже не принципиально, потому что…- его глаза сверкнули восторгом фанатика.- А все-таки! Она! Вертится!

Иллюзия восприятия

Вот он, мой мир, о котором я тебе говорил- сказал демиург Мазукта, широким взмахом руки обводя пространство.

-Серьёзно?- усомнился демиург Шамбамбукли.- Это что, какая-то новая концепция? Я здесь ничего не вижу, одна серая муть. Где земля, где небо? Где тут вообще что?

-Это Хаос. И всё, что надо, в нём уже существует,- заверил Мазукта.- Но пока только в потенциале. Эту штуку еще надо запустить.

-А как ты её собираешься запускать?

-Очень просто.

Мазукта достал из внутреннего кармана пухлую книгу Бытия.

-Здесь я описал все основные законы и взаимодействия, которые должны быть в будущем мире. Хаос содержит в себе и небо, и землю, и прочие объекты, осталось только запустить механизм, который их вычленит, придаст нужный вид и вообще приведет в порядок. В этой книжке — алгоритм. Одна голая информация о том, как должен работать мир. А вон там,- Мазукта указал пальцем,- находится процессор для обработки этой информации. Пойдём, покажу.

Демиурги приблизились к процессору.

-Выглядит как обычный человек,- заметил Шамбамбукли.

-Потому что это он и есть,- ответил Мазукта, страница за страницей вкладывая в голову человека общее понятие о вселенной.- Вот проснётся, откроет глаза — и сразу упорядочит весь Хаос как надо. Это для нас с тобой здесь нет ничего, кроме серой мути, а у человека сознание ограничено. Он увидит то, чему я его научу. И таким образом, который я укажу.

-И как это поможет тебе построить мир?- не понял Шамбамбукли.- Пока что мне представляется только человек, ловящий глюки в тумане.

Мазукта вздохнул и возвел глаза к несуществующему небу.

-Шамбамбукли! Приглядись, пожалуйста. Этот человек создан по моему образу и подобию. Если у него сложится логичная картина мира — мир просто обязан будет реализоваться. У него не останется другого выбора. О! Он просыпается! Прячемся!

Человек открыл глаза, посмотрел на облака, на шумящие кроны деревьев, сел, подобрал с травы яблоко и захрустел им.

-Вот видишь,- шепнул Мазукта на ухо Шамбамбукли.- Я же говорил!

-Вижу,- Шамбамбукли пощупал земную твердь, постучал пальцем по хрустальному куполу небес и почесал за ухом ближайшего из трёх слонов.- Действительно, совершенно законченная картина мира. А ты не боишься, что данные могут случайно повредиться при передаче? Пройдёт сколько-то поколений, возникнет сбой, появится какая-нибудь теория о круглой планете…

-Брось, ерунда!- засмеялся Мазукта.- Подсознательно люди всегда будут уверены, что земля плоская, как блин.

-Ну а всё-таки? Вдруг часть людей всерьёз уверуют в то, что она — шар?

-Ничего страшного. Одни люди будут жить на круглой земле, другие на плоской. У одних время пойдёт быстрее, у других медленнее. Чьё-то солнце замрет в центре мироздания, а чьё-то поскачет в огненной колеснице. Несущественно, это ведь всего лишь вопрос восприятия. Будет у мира не одна грань, а множество. Пускай себе сосуществуют, Хаоса хватит на всех.

-Даже на самые дикие теории?

-Да.

-А если они все переругаются? Не захотят сосуществовать?

-Тогда мир будет снова ввергнут в Хаос,- ответил Мазукта.- Но не думаю, что до этого дойдёт. Люди же не настолько глупы, чтобы ссориться из-за иллюзий!

Индра

Индра, один из богов, однажды углубился в Природу, или в паркрити, с целью приобрести жизненный опыт, для чего превратился в поросенка и потерял всякое представление об истинной своей природе. Он валялся в грязи, рос исправно и вырос в большого,жирного кабана с большими клыками. Затем он обзавелся свиньей и скоро окружил себя выводком поросят и был очень счастлив своим свиным семейством. Некоторые из богов,видя,что Индра забыл, кто он, и что он поверил в реальность своей свиной природы,старались извлечь его из этого заблуждения и говорили: «Очнись Индра, ты ведь бог». Но Индра лениво хрюкал: «Убирайтесь прочь, не беспокойте меня — я свинья и я очень счастлив. Очень мне нужно ваше небо,когда у меня вдоволь грязи и есть моя самка с поросятами. Убирайтесь прочь!» Но дружественно расположенные к нему товарищи,боги, желая,чтоб он очнулся, убили сначала его поросят, а потом его самку. Нидра рыдал и проливал слезы,визжал и кусался и всячески проявлял свою скорбь и ярость. Наконец, в отчаянии боги убили его самого,т.е. егог свиное тело. После чего Индра вышел, осовбожденный от своего обольщения, и много смеялся,когда ему рассказывали какую мечту он возлелеял. Затем он вернулся к своей божетсвенной жизни.

Квест

Трое героев сидели на пригорке, восстанавливая силы после боя. Могучий воин с двуручным топором, тоненькая эльфийка, увешанная амулетами, и рейнджер с висящим за спиной луком.

-Хорошооо!- воин зажмурился на солнышко и потянулся.- Задание выполнили, трофеев набрали. И мне до следующего уровня совсем чуть-чуть осталось.

-А я уже перешла!- похвасталась эльфийка. Она как-раз подсчитывала что-то, чертя палочкой по земле.- Как думаешь, какой мне лучше взять неоружейный навык? Езду верхом или плавание?

-А ты еще не умеешь плавать?- удивился воин.

-Здесь — не умею,- отрезала эльфийка.

-Тогда учись,- посоветовал воин.- Ходить пешком не смертельно, а вот тонуть…

-Ясно,- кивнула эльфийка и снова углубилась в подсчеты.

Воин откинулся на спину и скосил глаза на рейнджера. Тот сидел, обхватив колени и уткнувшись в них лбом.

-О чем задумался?

Рейнджер поднял голову, посмотрел на воина и неопределенно пожал плечами.

-Ничего, ничего, привыкай,- хмыкнул воин.- Поначалу всем трудно, особенно когда в рукопашную. Я, помнится, после своего первого боя вообще ревмя ревел. И после второго, и после третьего. А потом ничего, привык.

-Я убил человека,- прошептал рейнджер.

-Ты убил бандита!- отрезал воин.- Не бери в голову. Гоблин, оборотень, бандит, кентавр — какая разница? Непись она и есть непись.

Рейнджер всхлипнул и отвернулся.

-Я… знаю. Но он… так… на меня посмотрел…

-Ага,- хохотнул воин,- графика здесь на высоте.

-Нет, ты не понимаешь! Он так посмотрел…

-Смотреть они умеют,- не оборачиваясь, сердито заметила эльфийка.- Натурализм, чтоб его… Я у себя в настройках отключила, а то ведь невозможно же! Нервирует. И по ночам потом всякая ерунда снится.

-Не обращай внимания,- посоветовал воин.- В конце концов, это ведь всего лищь игра.

-Игра…- прошептал рейнджер.

-Раньше было лучше,- пожаловалась эльфийка.- Может, не так правдоподобно, зато надежнее, что ли. Порядок был.

-Угу,- подтвердил воин.- А на прошлой неделе, представляешь, беру задание — уничтожить одну банду. Прихожу на место, а банда — тю-тю! Никого нет, все разбежались. Ну, я-то их выследил, конечно, а толку?.. Один устроился в городе помощником кузнеца, двое ушли в монахи, еще один занялся сельским хозяйством… И трогать их запрещено, мэр взял на поруки. Ненавижу, когда квест остается невыполненным! Кого-то, конечно, все-равно достал потом, втихую, но всех разве переловишь? Расползлись, как тараканы.

-Да, с боевками сейчас туго,- согласилась эльфийка.-Монстры поумнели. Я, конечно, понимаю, интеллект интеллектом, но надо же хоть какие-то рамки задавать! Чтобы далеко не уходили, чтобы дрались, а не ловили рыбу… Слышал, кстати, тролли себе целый рыбачий поселок отгрохали? Тролли, прикинь! Обнесли частоколом, поставили башни, выходить не хотят. А мне для эпического посоха нужен глаз нефритового тролля, где я его теперь возьму?

-Ну, если собрать побольше народу, можно попробовать,- задумчиво протянул воин.- Хотя…

-Игра…-рейнджер тихо и невесело рассмеялся.- Всего лишь игра!

-Ну да,- воин бросил на рейнджера недоуменный взгляд.- Игра, конечно.

-Вот ты переживаешь за убитых бандитов,- встряла эльфийка.- А где их трупы? Нету! А на кинжал посмотри, есть следы крови? Тоже нет! Потому что и бандитов никаких не было, это же просто программа.

-Не надо воспринимать игру слишком серьезно,- наставительно поднял палец воин.- Она, конечно, очень похожа на жизнь, специально такой сделана, но по большому счету…

-…это всего лишь игра,- закончил рейнджер.

-Умница,- кивнул воин.- И, кстати, твои бандиты никуда не денутся. Вот уйдем мы с локации, а они опять тут как тут. Должна же игра как-то поддерживать популяцию, а то и правда скоро ни одного монстра не останется.

-Это будут новые? Или те же самые?

-Ну ты и вопросы задаешь!- засмеялся воин.- Ты еще спроси, верю ли я в наличие души у неписей!

-А ты веришь?

-Да её и у людей-то нет,- отмахнулся воин.

-Он атеист,- пояснила эльфийка.- А души у неписей действительно нет.

-Ясно,- тихо произнес рейнджер и снова уткнулся лбом в колени.

-Они только похожи на людей. И ведут себя как люди. Но это потому, что их так запрограмировали. Ты можешь подумать, что непись и правда испытывает боль, или радость, или страх, но всё это одна только видимость, за ней ничего нет. Только единички и ноли, да кое-какой алгоритм. Вот и всё.

-Ага,- подтвердил воин и встал на ноги.- Ну, я уже всё здоровье восстановил. Пойду, пожалуй, у меня в реале сейчас пол-двеннадцатого ночи.

-Спать будешь?- спросила эльфийка.

-Нет, к экзаменам готовиться.

-Я тоже скоро пойду, чуть попозже. У нас еще только восемь с половной, время детское.

-Ты из Питера, что ли?

-Нет, из Хайфы. А ты откуда? Эй, я к тебе обращаюсь! Уснул, что ли?

-А?- рейнджер поднял голову.- Я? Я из Бродервилля… то есть, я хотел сказать…

Договорить он не успел. Свистнул в воздухе двуручный топор, рейнджер коротко вскрикнул, а затем его рассеченное надвое тело замерцало и исчезло. На траве остались только лук, кинжал, да пригоршня монет.

-Ну зачем ты так?- укоризненно произнесла эльфийка.

-Аах, хорошооо!- Воин блаженно потянулся.- Вот и поднялся на уровень… Ты что-то сказала?

-Да нет, ничего особенного. Жалко парнишку. Совсем как настоящий был.

-Брось, нашла о ком жалеть. Он мне сразу не понравился, вялый какой-то. Ты вещи будешь брать?

-Кинжал возьму. А лук мне не нужен.

-Ну тогда лук мне будет, в городе продам. Только не сейчас, а завтра. Мне еще социологию учить.

-Ни пуха ни пера!

-К черту.

Кошки

-Вася, открой!

-Чего надо?

-Открой скорее, я всё объясню.

Вася, зевая, открыл дверь, я вломился в комнату и быстро запер за собой задвижку.

-Ну, что случилось? Между прочим, сейчас два часа ночи.

-Знаю.

Я набрал побольше воздуха и сказал как можно спокойнее:

-Вася, ты не поверишь, но у нас началось вторжение.

Вася замер на середине зевка и посмотрел на меня с легким подозрением.

-Повтори, что ты сказал?

-Вторжение,- повторил я.- Началось.

-Инопланетное?- уточнил Вася.

-Не знаю,- честно признался я.- Но они повсюду. Пришельцы, в смысле.

Вася подошел и потрогал мой лоб.

-Жара нет…- произнес он.- А как ты себя вообще чувствуешь?

-Я здоров. И честное слово, ничего не пил. Да ты сам прислушайся — слышишь, там, на улице?

Вася послушно развернулся ухом к окну и склонил голову набок.

-Я ничего странного не слышу. Машина проехала. Телефон где-то звонит. Собака лает.

-Ага!- кивнул я.- Это оно.

-Что «оно»?

-Собаки. Так их называют.

Вася отступил на шаг и как бы невзначай нашарил на галошнице зонтик.

-Ты только успокойся,- ласково попросил он.- Давай по порядку. Ты говоришь, что началось вторжение собак?

-И кошек тоже,- добавил я.- Знаешь, такие маленькие, пушистые, с треугольными ушами.

-Знаю,- осторожно кивнул Вася.- Кошки, ну как же… Древнее неприкосновенное животное.

-Вот и все так считают,- вздохнул я.- И ты тоже…

-Не хочу тебя разочаровывать,- ласково начал Вася,- но собаки и кошки живут вместе с человеком с незапамятных времен. Сохранились фрески, статуи… да что далеко ходить, у тебя самого в квартире уже полгода кот живет!

-Его там не было,- прошептал я.- Еще вчера у меня не было никакого кота! А сегодня возвращаюсь домой, а он уже там, бежит навстречу, мордой трется… И все уверены, что так было всегда! Но ведь не было, я точно помню! Все эти кошки и собаки появились только сегодня, часа два назад, и утром про них никто даже не слышал, и фресок этих не было, и книжек тоже… Откуда всё появилось?

-Ну откуда, откуда…- Вася неловко поежился и уставился на потолок.- Жаль, что так обернулось, конечно… Не думал, что именно ты заметишь…

-Замечу что?- Я почувствовал, как по спине начинают ползать противные мурашки.- Вася, ты что-то знаешь о вторжении? Или… ты сам замешан? Ты их эмиссар?!

-Да ну, не говори глупости,- отмахнулся Вася.- Никакого вторжения нет. Просто нам поставили новый аддон, вот и всё.

-Аддон..?

-Угу. «Earth2: Pets». С этого дня по всему миру существуют домашние животные, для усложнения игрового процесса.

-«Earth2»?- тупо переспросил я.

-Ну да, сиквел. Первая часть была на плоском движке, а эта — трехмерная. Правда, и аддонов к первой части было больше, магия была, дополнительные расы, и вообще… Обещают здесь тоже ввести. А может, врут.

-Вася… что ты несешь?

Вася не торопясь поднял зонтик, прижал его к плечу, как винтовку, и нацелил мне в лицо.

-Я — игрок,- сообщил он.- А ты непись. Ты не должен был ничего заметить. Это баг. Мне очень жаль, честно.

Я попятился.

-Вася… успокойся! Ты переиграл в какую-нибудь компьютерную игрушку…

-Дурак,- хмыкнул Вася.- Ты сам живешь в компьютерной игрушке!

Он нажал на кнопочку, зонтик щелкнул, и я очнулся. Срывая ногти, откинул задвижку, вылетел на лестничную клетку и помчался прочь, перепрыгивая через две ступеньки. Вслед мне громко хохотал Вася, явно сошедший с ума. Немудрено, если столько времени торчать перед экраном! Стрелять в меня из зонтика… что это на него нашло? И уже не первый раз! То же самое было, когда я показал ему свои университетские фотографии. И когда поздравлял с Новым Годом, тоже… Лечиться ему надо, вот что.

А мне лучше поторопиться домой, Черныш уже наверняка проголодался.

Кощей Бессмертный

Сидит Кощей Бессмертный на своем троне, в носу ковыряет, а в глазах — тоска.

Вбегает добрый молодец.

-Ага! Ну всё, Кощей, вот она, смерть твоя!- и яйцо хрустальное показывает.

-Брешешь, небось?- усомнился Кощей.

-Зуб даю! Она самая, смерть твоя.

Размахнулся — и разбил яйцо об пол. Посмотрел Кощей на осколки печально.

-Дурак ты, Иванушка. Смерть мою зачем-то разбил…

Слез с трона, достал метелку и совок, смел осколки.

-И что у тебя, Иванушка, за идеи странные? Третий раз ты меня убить пытаешься. Ну, в первый раз я тебя простил, хотя ты мне своим Кладенцом всю мантию изрезал в семнадцати местах. Бывает, с кем не случается. И во второй раз простил, когда ты с той дурацкой иголкой приперся. Ну с чего ты взял, объясни мне, что я помру, если мне ее в задницу воткнуть?! Пошлые у тебя шуточки, Иванушка. Плоские, да-с! А теперь ты тут старинный хрусталь бьешь — и опять без толку…

Высыпав осколки в мусорное ведро, Кощей опять взгромоздился на трон.

-Ладно, шут с тобой, на этот раз тоже прощу. Но больше чтоб я тебя не видел, халтурщик!

-Но, батюшка-Кощей, я же… Ну вот как есть был уверен! Мне баба-Яга сказала…

-Твоя баба-Яга — выжившая из ума старуха со странными фантазиями. Ладно, ступай с глаз моих долой, не нужен ты мне боле.

Когда огорченный Иванушка ушел, Кощей еще немного посидел в расстроенных чувствах, а потом отправился к Василисе в покои.

-Ну что, Кощеюшка, какие новости?

-Опять Иван приходил.

-Что-нибудь получилось?

-А что, по мне не видно?

Кощей сел в позу лотоса напротив Василисы.

-Четыреста лет живу. Всю мудрость Чи познал, и мудрость Ба, и мудрость Ка, и мудрость… какой только не познал! Все чакры открыты! По целым неделям из транса не выхожу! Карма — аж переливается! Но как мне перейти на новый уровень, если меня ни одна зараза не берет? Я уже и в кипящее молоко нырял…

-И как?

-Только продукт испортил.

-А я тебе пирожков напекла… Может, попробуешь?

-А с чем пирожки?

-Да кто с чем. Волчий корень, вороний глаз, беладонна, цианистый калий…

-Ну давай свой пирожок. Авось, поможет.

Кукольник

— Ты сегодня не в духе, — сказала Красавица, наливая чай в стакан Кукольнику, — Опять остался без контракта?

Кукольник пожал плечами и усмехнулся. Красавица внимательно посмотрела ему в лицо глубокими синими глазами.

— Ты сильно расстроен?

— Пожалуй, — согласился Кукольник.- Я им не нужен. Я, видите ли, слишком хорошо играю, куклы в моих руках выглядят совсем как люди. А людям это не нравится. Их, понимаете ли, оскорбляет абсолютное мастерство кукловода, они обязательно хотят, чтобы кукла была похожа именно на куклу, иначе мой номер действует зрителям на нервы. А какой же хозяин хочет, чтобы из его театра зрители уходили недовольными? Ты меня понимаешь?

Красавица улыбнулась. Улыбка получилась великолепная, ослепительно белозубая, с ямочками на щеках.

— Какая ты у меня… — восхищенно выдохнул Кукольник. Красавица улыбнулась еще шире, покраснела и потупила глаза.

— Ты чудо! — Кукольник провел пальцем по щеке Красавицы. — Хочешь быть моей женой?

— Ты знаешь, что это невозможно,- ласково сказала Красавица,- ведь я всего лишь кукла, а ты — человек. Я не могу ни чувствовать, ни думать, а все, что я делаю — лишь результат движения твоих пальцев. Ты даже, — она снова улыбнулась, — ты даже не можешь меня обнять — пока держишь в руках мои ниточки.

— Да, ты права, — согласился Кукольник, — но могу же я немного помечтать… И потом, может, мне именно такая послушная жена и нужна?

— Нахал, — покачала головой Красавица.

— Увы, — согласился Кукольник и встал из-за стола.

— Уже уходишь? — с тревогой в голосе спросила Красавица. Кукольник кивнул.

— Я уберу посуду?

— Не стоит, — покачал головой Кукольник, — я тороплюсь.

— Зрители тебя опять не поймут.

— Они будут смеяться где надо, — усмехнулся Кукольник, — и плакать тоже. Разве я не лучший в мире кукловод?

— Самый лучший,- согласилась Красавица.

— Ну ладно, я пошел. Спокойной ночи.

— Подожди, я устроюсь поудобнее…

Красавица села в кресло, откинулась на спинку и закрыла свои прекрасные глаза. Кукольник осторожно снял с правой руки ниточки. И сразу же тело Красавицы обмякло, краски сошли с ее лица, и голова, как шляпная болванка, упала со стуком на плечо. Левое веко от удара приоткрылось, и холодный стеклянный глаз уставился в пустоту за спиной Кукольника. Кукольник осторожно прикрыл глаза куклы, потушил свет и на цыпочках, словно боясь разбудить спящую, вышел, бесшумно затворив за собой дверь.

Театр встретил его обычным настороженным вниманием. Он был невелик – всего на сотню мест, не более, да и то лишь половина из них была занята зрителями. Кукольник поклонился публике и удалился за ширму. Раскрылся занавес. Зашевелились в нетерпении зрители. И вот на сцену выскочил маленький пестрый паяц, сделал тройное сальто и сел на шпагат, ожидая апплодисментов. Последовали жидкие хлопки. Паяц встал и прошелся на руках. Он работал ловко, почти не замечая подведенных к своему телу тоненьких ниточек. Ему было наплевать на ниточки и на Кукольника, орудующего своими ловкими пальцами и хитрыми палочками. Он веселился изо всех сил, скакал по сцене и корчил рожи, заразительно хохотал и плакал в три ручья. Напряжение его все росло — зал молчал. Ни улыбки, ни хлопка. Тихо закончил паяц свою программу, и во всем его облике чувствовалась плохо скрываемая обида. Паяц был очень старой куклой и болезненно переносил неудачи на сцене. Он посмотрел наверх, где над сценой нависали руки и лицо Кукольника. Кукольник сочувственно пожал плечами.

Следующим номером были дрессированные собачки. Пальцы Кукольника легко летали по натянутым ниткам, и собачки вертелись, виляли хвостами и верно лаяли нужное число раз, когда кто-то из зала задавал вопрос на сложение или вычитание. Одна собачка даже попробовала извлекать корни, но ошиблась и страшно сконфузилась. Впрочем, другие тут же исправили оплошность, и номер прошел более-менее удачно. Сдержанное одобрение публики вызвали также балерины, аккробаты и жонглер, а мальчик со скрипкой даже заслужил небольшой букетик цветов из зала.

Представление подошло к концу. Кукольник вышел из-за ширмочки, сжимая в кулаке пучок подрагивающих нитей. Зал насторожился. — Спасибо вам, что вы пришли и досмотрели действие до конца, — дрожащим голосом произнес Кукольник,- спасибо за цветы и за апплодисменты. Значит, игра была хорошая. Да хоть бы и плохая! — он взмахнул свободной рукой. — Я ведь…

Зачем мне это нужно? — чтобы донести какую-то мысль, правильно? Я ведь не оратор, я говорить не умею… Но можно выразиться не только словами, верно?

Главное, чтобы тебя поняли.

Кукольник поскреб намечающуюся лысину и продолжил:

— Ну вот, например, балерина… Она вертится, вертится… Или жонглер… Он ведь… — Кукольник беспомощно пошевелил пальцами, пытаясь сформулировать какую-то важную для него мысль.- Нет, не могу так об’яснить. Но вы ведь понимаете, что я имею в виду?

Он обвел взглядом зал.

— Подождите, ну… что же вы! Я же не все сказал! Девушка, да успеете вы к выходу, сядьте, пожалуйста. В конце концов, это невежливо! Ну представьте себе, что представление еще не окончилось, и я тоже — часть программы. Так интереснее? Вот и хорошо.

— Я ведь что хотел сказать: мне действительно важно, чтобы вы что-то поняли.

Я ведь душу вкладываю, а зачем?- не просто же так. И вам это тоже было бы интересно, честное слово! Ведь это так просто, только задумайтесь на минутку. Кукольник молча оглядел нетерпеливо ерзающий зал.

— Но это же правда важно…

Зал глядел на него сотней глаз и вежливо ждал, когда он договорит. Кукольник вздохнул.

— Ни-че-го вы не поняли!

Он отвернулся и разжал кулак, выпустив нитки. Шелест прошел по рядам – это обвисали и умирали в своих креслах зрители. Кукольник дернул рубильник, и прожектора погасли. Крошечный зал погрузился в забытье.

Красавица потянулась и открыла глаза.

— Опять?- спросила она, едва увидев угрюмое лицо Кукольника. Ответа не последовало.

— Налить тебе кофе? Я мигом скипячу.

— Не надо. Буду беречь сердце. Лучше постели мне — я что-то устал.

— У тебя нездоровый вид, может, примешь валидол?

— Оставь, я прекрасно себя чувствую. Просто это старость.

— Тебе всего пятьдесят лет,- напомнила Красавица.

— А тебе всегда чуть больше двадцати,- улыбнулся Кукольник,- когда-то мы выглядели ровесниками.

— И все принимали нас за брата и сестру,- подхватила Красавица и засмеялась. — Ты еще жутко ревновал меня ко всяким стилягам.

— Теперь тебя уже принимают за мою дочь.

— А разве это не так?- мягко спросила Красавица.

— Да, а что потом? Я не хочу, чтобы ты стала моей внучкой… или правнучкой!

— А я хочу. Я хочу, чтобы ты жил долго-долго.

— Хватит об этом. Постели мне.

Красавица молча расстелила на кушетке простыню, взбила подушки и перину. Подошла к сидящему Кукольнику и обняла его сзади за шею.

— Не огорчайся так. Ну хочешь, мы пойдем вместе к этим театралам? Они ведь не откажут тебе, если рядом буду я? Я даже могу играть в твоем театре. А что, думаешь, у меня не получится?- еще как получится! И ты снова будешь богатым, веселым и беззаботным… Давай прямо завтра и пойдем!

— Угу,- кивнул Кукольник,- придем в эту контору, и все лысые чиновники начнут шептаться у нас за спиной и говорить: «Смотрите, какая красивая дочь у этого старого черта!» А зрители в зале будут раздевать тебя взглядом и облизываться. — Ты опять ревнуешь?

— Да, представь себе! Я не могу вести тебя под эти перекрестные взгляды. Слишком я тебя для этого люблю. Ты мое самое дорогое дитя.

— Твоя дочь…- улыбнулась Красавица.

— Моя дочь…- улыбнулся Кукольник.

Они легли спать. Красавица устроилась в своем кресле, по-детски поджав ноги, Кукольник растянулся на кушетке. Нити, тонкие и почти незаметные, тянулись от его пальцев к Красавице. Он вздрагивал во сне, и в ответ вздрагивала Красавица. Раза два она вставала, подходила к Кукольнику и вслушивалась в его неровное дыхание; затем поправляла ласковыми руками одеяло и осторожно, на цыпочках, шла обратно к своему креслу, боясь разбудить спящего. Кукольник спал, счастливо улыбаясь, видя, должно быть, очень красивый и радостный сон, и Красавице казалось кощунством отнять у него хоть частицу этого сна.

Нити от нее тянулись к рукам Кукольника…

Монах

Жил-был один монах. Праведный до ужаса. И вот как-то раз пошел он в горы медитировать. Ну, чтобы еще больше укрепить свой дух.

Вышел он из монастыря и пошел по дороге через луг. Вокруг цветочки цветут, прекрасные девушки ему с обочины руками машут. А он отворачивается, не глядит — не хочет дух смущать. День прошел, вечер настал, а он все идет. Ночь наступила, луна поднялась, звезды высыпали. А монах все идет. Воздух напоен запахами трав, над лунными полянами легко проносятся эльфы — а монах не смотрит, глаза зажмурил, не поддается искушениям.

Долго ли, коротко ли, а добрался он до высокой горы. Поднялся на вершину, сел, скрестив ноги, и погрузился в медитативный транс. Не ел, не пил, только глядел в пространство, силясь познать великую истину. Сидел так три дня и три ночи, и на третью ночь, уже под утро, явилось ему видение. И увидел монах прекрасных девушек на цветочном луги и эльфов на лунных полянах…

Недобрая сказка

-Я тебя люблю.

Душа вздрогнула и проснулась.

-Я тебя хочу.

«Меня..?»

Душа распахнула пошире окошки глаз и выглянула наружу.

Перед ней стояла другая душа, молодая и симпатичная, одетая в красивое ухоженное тело.

В ответ на немой вопрос чужая душа успокаивающе помахала рукой: всё, мол, в порядке, не обращай внимания.

Душа кивнула, поставила тело на автопилот, свернулась калачиком и уснула.

Происходящее её никак не касалось.

Ноги

-Мир несправедлив,- сказал человек.

-Почему ты так решил?- спросил демиург Шамбамбукли.

-Потому что тебе наплевать на нас, простых смертных!- сердито ответил человек.- Когда мне бывало плохо, или возникали какие-то трудности — где ты был? Почему не отвечал на мои молитвы?

Шамбамбукли помолчал с минуту.

-Если не возражаешь,- сказал он,- я сейчас буду говорить о себе с заглавной буквы. Ничего?

-Да, пожалуйста.

-Ты знаком с теорией, что существую только Я, и нет в мире ничего, кроме Меня?

-Знаком, конечно,- фыркнул человек.

-И как ты думаешь, мне плевать на Себя Самого?

Человек озадаченно нахмурился.

-Не понимаю…

-Ты — это тоже я. Вы все — это я, чего тут не понять? Вот скажи, тебе когда-нибудь доводилось идти долгой трудной дорогой день и ночь?

-Да, бывало пару раз.

-Тогда представь себе, ты идешь, впереди тебя ждёт горячий ужин и уютное кресло, пища для желудка и мягкий коврик под усталые ноги. А ноги не желают ждать, они уже болят и ноют, и уговаривают остановиться и дать им отдохнуть прямо тут, посреди леса, в уютной грязной луже. Ты к ним прислушаешься?

-Нет…

-Ну вот видишь,- вздохнул Шамбамбукли.- Я бреду через лес к теплому очагу уже столько тысяч лет, а вы всё ноете и ноете…

Отшельник и дракон

В одной китайской провинции, на вершине горы жил ученый отшельник, посвятивший свою жизнь врачеванию. Со всех сторон к нему приходили страждущие, и отшельник их лечил как мог, а вернее, как позволял ему тогдашний уровень развития китайской медицины. Посредственно лечил. Одного вылечит, другого угробит. Обидно это стало китайскому отшельнику. Взял он свой посох, взял мисочку риса (куда же без нее!) и пошел искать тайный китайский монастырь, чтобы тамошние китайские монахи (далее слово «китайский» для краткости заменю на К.) как-то повысили его уровень врачевания.

Как ни странно, но однажды он набрел на этот совершенно тайный К. монастырь. И тамошний главный настоятель, старый К. с седой бородой, выслушав отшельника, сказал ему: «О пытливый К.! Мы не можем обучить тебя ничему в нашем К. монастыре, потому что это очень секретный, совершенно закрытый монастырь. Но, если ты прослужишь у нас простым водоносом всего десять лет и два месяца, то в награду за твое прилежание получишь удивительную способность проникать взглядом в самую суть вещей. Это должно помочь тебе при диагностике болезней.»

К. Отшельник с радостью согласился, и всего через 10 лет и 2 месяца вышел из ворот монастыря, озирая окрестности глазами, более зоркими, чем у орла, ибо они видели не только крошечную муху на расстоянии трех полетов стрелы, но и истинную суть этой мухи (не время и не место сейчас рассказывать о ней).

И своим новым зрением он узрел вдали другой тайный К. храм. И всего через неделю уже стучал в его ворота.

А еще через 10 лет и 2 месяца вышел оттуда, наделенный небывалым интеллектом — что тоже должно было помочь ему для назначения нужного, безошибочного курса лечения. Привычно оглядев горизонт орлиным оком, К. отшельник пошел к третьему храму, видневшемуся вдалеке.

И так он обошел целых 7 храмов — все, что были на тот момент в Китае, и приобрел 6 новых способностей (он бы и 7 приобрел, но 4-й храм, к сожалению, был заброшен, и оттуда К. отшельник смог вынести только спрятаные сокровища, а не знания).

*Эх, не уложился я в 10 минут, вернулся через два часа*

Из третьего храма К. отшельник сумел выйти всего через 8 месяцев — обладая могучим разумом, он без труда сторговался с настоятелем. И приобрел за это время нечеловеческую силу и ловкость. Из пятого он уже не вышел, а вылетел — отслужив положенный срок, сумел вытребовать впридачу к неуязвимости для ядов и инфекций способность летать. В шестом храме его научили произвольно менять свой размер и внешний вид — ведь это все частности, главное — душа. А в седьмом он пробыл целых 19 лет вместо 10-ти — то невыразимое словами учение, которое он приобрел там, котировалось слишком высоко. Правда, неизвестно, что именно это было и как оно могло помочь К. отшельнику в его врачевании.

На прощание настоятель 7-го монастыря сказал отшельнику: «Теперь ты обладаешь достаточной силой и способностями, чтобы принести избавление от любых болезней. Лети к себе на гору и жди. Страждущие сами к тебе придут.»

И К. отшельник, преображенный посещением семи К. храмов, полетел на свою гору и стал ждать. Ждал он недолго. Не прошло и трех суток, как посланное К. Императором войско напало на него и забило до смерти. После чего ученые лекари извлекли из груди К. отшельника его сердце, выкололи всевидящие глаза и достали великомудрый мозг. А также собрали до капли всю кровь, и перемололи в мелкий порошок кости, и даже внутренности сохранили и бережно доставили в столицу. Ибо нет ничего на свете более целительного, чем должным образом обработанная плоть К. дракона.

Переводчик старух

Человек зашёл в кабинет демиурга Шамбамбукли и устало опустился на стул.

-Уфф!- выдохнул он.- Ну и наворотил же ты на этот раз, создатель!

-Что?- встрепенулся Шамбамбукли.- Что ещё не так?

-Да посмотри сам,- человек протянул демиургу журнал своей жизни.- Видишь? Вот здесь, здесь и…,- он перевернул страницу,- вот здесь? Я совершил благие дела, а где воздаяние? Или вот, взгляни сюда — разве такое суровое наказание за такой мелкий проступок адекватно? По-моему, нет.

-По-моему, тоже,- согласился Шамбамбукли.- Да, чего-то я тут и правда…

-Смотрим дальше,- продолжил человек.- Вот мои жёны и любовницы, вот мои дети. Семеро мальчиков, одна девочка. А у моего соседа четыре девочки, а мальчиков вообще ни одного. Это, называется, «равномерное распределение»?

-Странно, должно было получиться примерно поровну,- удивился Шамбамбукли.- Я проверю…

-Да уж проверь. И с ростом тоже неувязка. Нет, до сорока всё было в порядке, а потом параметры, вместо того, чтобы расти, стали снижаться. Сила, здоровье, выносливость… А как стукнуло семьдесят, и интеллект стал по нулям. Как дальше жить? Кстати, слушай, семьдесят — это мало! Подними планку хотя бы до ста сорока, а то ведь народ начнёт толпами уходить — неинтересно становится после семидесяти-то.

-Ладно, я придумаю что-нибудь,- промямлил Шамбамбукли.

-Или вот,- сурово продолжил человек,- за две недели я в общей сложности четыреста раз перевёл разных — заметь, разных!- старух через дорогу. Должен был получить к своему имени почётную приставку «Переводчик Старух», а как меня на самом деле стали называть? Да ты не красней, отвечай!

-Да, неловко вышло,- смущенно отвернулся Шамбамбукли.- Извини.

-И это ещё не всё!- воскликнул человек.- Где обещанный нимб? Он мне положен по совокупности совершённых добрых дел! Где бонус за ловкость, к зарплате? В возрасте шести лет я целый месяц перед новым годом кушал овсяную кашу, чтобы получить пожарную машинку — где она? Почему этап обучения длился целых двенадцать долбаных лет? Почему, наконец, мой хомячок не хотел размножаться в неволе?

-Понял, понял!- замахал руками Шамбамбукли.- Я всё исправлю, честное слово! В самое ближайшее время.

-Вот, здесь полный список замеченных ошибок,- человек раскрыл журнал ближе к концу и ткнул пальцем.- Восемь страниц, с подробностями, как полагается. Что, где, когда, при каких обстоятельствах — в общем, разберёшься.

-Спасибо,- кивнул демиург.- Ты мне очень помог. Хочешь передохнуть?

-Да, дней сорок-пятьдесят, если можно.

-Хорошо, значит, жду тебя в конце следующего месяца,- Шамбамбукли сделал пометку в блокноте.- Переродишься девочкой, проверишь всё ещё раз, а потом надо будет ещё с котами разобраться, так что не затягивай. Обидно будет, если не уложимся в сроки релиза из-за каких-то глупых недоработок.

Повелитель подземелий

У демиурга Шамбамбукли был приёмный день.

-Здравствуй, демиург,- вошедший человек склонил голову.

-Привет. Заходи, располагайся.

-Да я не надолго, у меня всего один вопрос.

-Да-да, я слушаю.

-Я хотел спросить… как бы это сформулировать… Если ты такой милосердный, а мы все твои любимые дети, и ты нам искренне сочувствуешь — может, не будешь дожидаться условленного часа, объявишь Конец Света прямо сейчас? Чтобы уже наконец пришло царствие твоё, мировая гармония и счастье для всех? Это же в твоей власти!

-Да понимаешь,- Шамбамбукли потеребил себя за мочку уха,- я бы и рад, тем более что и условленный час давно пришёл, но… кхм, в моей власти… Вообще-то, да.

-Тогда в чём же дело?

-Сложный вопрос,- уклончиво ответил Шамбамбукли.- Так сразу не объяснишь. Знаешь что? Я пока приму остальных, а потом мы с тобой спокойно всё обсудим за чашечкой чая, идёт?

-Идёт.

-Вот и славно! Кстати, чтобы тебе зря не скучать — там на столике лежит маленький игрушечный мирок, можешь поразвлекаться пока.

Человек взял мирок в руки и озадаченно повертел в разные стороны.

-А что тут надо делать?

-Да что угодно! Всё, кхм, в твоей власти. Видишь эти четыре фигурки в лабиринте? Их нужно провести по коридору из этой двери в эту. Вот и всё!

-Делов-то,- хмыкнул человек.

-Ну вот и ладно. Играй.

Шамбамбукли напутственно похлопал человека по плечу и занялся другими посетителями.

Человек немного поэкспериментировал с новообретенной силой. Наглухо замуровал все боковые ответвления коридора, лишние двери заложил кирпичом, на полу и стенах нарисовал светящиеся стрелки с надписью «ТУДА!», а над выходной дверью повесил вывеску «ВЫХОД». И нажал на кнопочку.

Четыре фигурки вошли в коридор и замерли.

-Предлагаю устроить привал,- сказала Первая.

-В незнакомом месте?!- возмутилась Вторая.- Сначала надо всё осмотреть, убедиться, что здесь нет никаких опасных тварей.

-Я этим займусь,- сказала Третья и крадучись двинулась по коридору, принюхиваясь и прислушиваясь на каждом шагу. Через десять шагов она попятилась и вернулась к остальным.

-Не могу сказать ничего конкретного, но что-то здесь не так. Я обнаружил замаскированную дверь, это неспроста.

-Куда двинемся?- спросила Первая фигура.

Человек подсветил поярче надписи «ТУДА!»

-Назад,- предложила Вторая фигурка.

Человек сделал надписи еще ярче и заставил мигать.

-В боковой проход,- сказала Третья фигурка.

-А ты как?-спросила Первая у Четвертой.

-Я как все,- безразлично отозвалась та.

Человек пустил по полу бегущие указатели. Первая фигурка наконец обратила на них внимание и нахмурилась.

-Мне не нравятся эти светлячки. Пока они не проявляют агрессии, но на всякий случай постарайтесь на них не наступать. Мы идём в боковую дверь. Не зря же она заперта!

Фигурки выломали свежую кладку и ушли исследовать новый проход. Человек быстро убрал оттуда всё интересное. Но фигурки добросовестно облазили каждый закуток, прежде чем покинуть помещение.

-Здесь ничего. Значит, наверняка должны быть другие секретные места. Ищем!

Через несколько часов они изучили уже почти весь лабиринт. Их не останавливали ни жуткие завывания, ни выпрыгивающие монстры, ни обрушивающиеся полы. Человек перепробовал всё, что только мог придумать — но никакая сила не смогла заставить фигурки пройти двадцать шагов по прямому коридору к двери «ВЫХОД». Фигурки блуждали по лабиринту, игнорируя все намёки человека.

-Ну, как дела?- спросил демиург Шамбамбукли и заглянул человеку через плечо.- Есть успехи?

Человек молча отложил игру в сторону и надулся.

-Ага,- кивнул демиург Шамбамбукли.- Где-то как-то таким вот образом.

Он виновато развел руками и криво улыбнулся.

-В утешение могу сказать, что приглашение на чай остаётся в силе.

Подкормка

-Я не понимаю, чего вам еще надо!-попятился от толпы Пророк.- Разве я вас не провел через Тростниковое море?

-Провел.

-Разве я не водил вас сорок лет?

-Водил. Еще как водил!

-Разве не привел в Страну Обетованную?

-Привел. Куда-то привел, точно.

-Так чего же вы еще хотите?!

-Жрать хотим,- отозвалась толпа.

Пророк посмотрел на алчно горящие глаза и оскаленные зубы — и ему стало неуютно.

-Меня есть нельзя,- на всякий случай напомнил он.- Я костлявый!

-Ничего,- откликнулся кто-то из толпы,- разберемся.

-Чудо давай!- подал голос еще кто-то.- Чтобы жрачки побольше! И повкуснее!

Пророк смиренно возвел очи горе.

-Они жрать хотят,- пожаловался он небу,- дай им что-нибудь.

С неба немедленно свалился огромный ком чего-то белого, аппетитного, вкусно пахнущего.

-Это что?- насторожилась толпа.

-Манна небесная,- устало ответил Пророк.- Жрите.

Толпа налетела на манну, заглатывая ее огромными кусками, толкаясь и переругиваясь. Пророк снова поднял голову к небесам.

-А для меня что-нибудь будет?- спросил он.- Вроде всё, что надо, сделал…

В небесах блеснуло, и сверху упал сияющий диск. Пророк вознес молчаливую благодарственную молитву и коснулся диска губами. Диск поплыл вверх, а вместе с ним поплыл и Пророк, по-прежнему прижимая губы к металлу.

-Ты смотри, вознесся!- сказал кто-то из толпы, на секунду оторвавшись от еды.

-Живьем,- подтвердил другой.

-А чего он так дергается-то?

-Религиозный экстаз, наверное.

-А по-моему, ему больно.

-Одно другому не мешает. Да ты ешь, не отвлекайся.

И они снова принялись заглатывать подкормку. А висящий на блесне Пророк возносился всё выше и выше…

Предопределение

Первым в Тронный зал ворвался полуэльф с окровавленным мечом. А за ним, рассыпавшись полукругом, вбежали его спутники: гном, принцесса, волшебник, ведьма и халфлинг. Черный Властелин поднял голову от разложенных на столе бумаг.

-А вы пунктуальны,- заметил он, вкладывая закладку между страниц толстой книги.- Надо же, точно на закате!

-Мы пришли, чтобы…-начал полуэльф.

-Знаю, знаю,-отмахнулся Властелин.- Чтобы положить конец моему тираническому правлению. Читал. Тут все это очень даже подробно описано.

Небрежным движением затянутой в перчатку руки он подвинул к полуэльфу раскрытый посередине том сочинений Лжепророка Афанасия. Вообще-то, Афанасий был самым натуральным пророком, но не будучи членом Гильдии Прорицателей, на официальный статус рассчитывать не мог. Кроме того, его пророчества всегда неприятно поражали обилием конкретных подробностей. Настоящие пророки так не пишут. Пророчества должны выглядеть туманными и неоднозначными, а излагать их надлежит архаическим языком, лучше в стихах — этим стилем Афанасий так и не смог овладеть.

Полуэльф скосил глаза на текст.

«В году 5667, в день летнего солнцестояния, за четыре с половиной минуты до заката, к Черному Властелину придут гном, полуэльф, принцесса, волшебник, ведьма и халфлинг с тем, чтобы положить конец его тирании…»-прочитал он вслух.

-Читай дальше,-кивнул Властелин.

«На полуэльфе будет бежевый плащ, порваный на левом плече, а в руках — Меч Пресечения (см.). Гном — левша, слегка косит на правый глаз, поврежденный в девяностошестилетнем возрасте в пьяной драке в урочище Пьяные Камни. Принцесса — на самом деле не законная наследница трона, а всего лишь отпрыск побочной ветви древнего королевского рода, но это ровным счетом ничего не значит, потому что законный наследник — хромой и горбатый придурок, и никто никогда не поверит, что он — Король. У принцессы зеленые глаза, волосы цвета спелой пшеницы, над левой коленкой родинка и пятно от мясного соуса на рукаве…»

-Где пятно?!-вскинулась принцесса, и густо покраснев, принялась осматривать рукава. Полуэльф искоса глянул на длинное платье, скрывающее коленки его спутницы, и перевел взгляд на Черного Властелина. Тот подтянул книгу к себе и, усевшись поудобнее, перевернул страницу.

-Итак, вы пришли. Теперь я произведу небольшую проверку, вы позволите?

Властелин поднес книгу к лицу и близоруко прищурился.

-Хмм.. ага, вот. Талисман Света у вас?

-Да, вот.- Принцесса извлекла из-за корсажа амулет на цепочке.

-Так, хорошо, вижу. Меч вы тоже раздобыли. А этот топор, что у гнома, он чьей работы?

-Великого мастера Офенцингельштанценштихеля по прозванию Девять Пальцев.

-Вот клеймо,-добавил гном, указав на оттиск мастера на обухе топора.

-Сходится, -кивнул Властелин.-А вот Вы, Вы действительно полуэльф? Не квартерон?

-Вот метрики,- полуэльф протянул Властелину свидетельство о рождении.

-Да, действительно… А что у халфлинга…

-Бечевка или пусто!-быстро ответил халфлинг, не дожидаясь окончания вопроса.

-Да, все точно.-Черный Властелин со вздохом захлопнул книжку, положил ее на стол и побарабанил пальцами по корешку.

-Мда…-протянул он, вставая.- Выходит, я обречен?

-Выходит, так,- согласился полуэльф.

-Блин… А я только начал во вкус входить… Сопротивление бесполезно, как я понимаю. Там написано, что вы мне отрубите голову, одолев «с минимальными потерями».

Все взгляды обратились на халфлинга, который побледнел и судорожно сглотнул.

-Извини, дружище!-сказал гном, опуская на макушку товарищу тяжелый топор.

-Так, с этой формальностью разделались.-Властелин почесал переносицу.-Я так понимаю, что последний бой — это тоже пустая формальность? Раз все-равно известно, что я проиграю.

-Да, звучит логично,-согласился полуэльф.

-Тогда не будем тянуть время.

Чернуй властелин скинул плащ и, отвернув воротник, чтобы не мешал, положил голову на край стола.

-Я надеюсь, это будет не очень больно?

-Будет,-вздохнул полуэльф, пробуя пальцем зазубренную кромку меча,- Да ладно, было бы из-за чего огорчаться! Через тысячу лет отомстишь.

-Да?-удивился Властелин.

-Точно говорю! Всем известно, что Черного Властелина невозможно уничтожить окончательно. Он перерождается и возвращается в этот мир с новыми силами.

-Не знал.-признался Властелин.-Ну, отрадно слышать. Значит, до скорого?

-До скорого,-подтвердил полуэльф и с размаху опустил Меч Пресечения на шею Черного Властелина.

Простая собака

«Я увидел маленькую девочку, она вела на веревке собаку — обыкновенную, простую собаку — они шли в сторону станции. Я знал, сейчас девочка идет на пруд, она будет купаться и купать свою простую собаку, а затем минует сколько-то лет, девочка станет взрослой и начнет жить взрослой жизнью: выйдет замуж, будет читать серьезные книги, спешить и опаздывать на работу, покупать мебель, часами говорить по телефону, стирать чулки, готовить есть себе и другим, ходить в гости и пьянеть от вина, завидовать соседям и птицам, следить за метеосводками, вытирать пыль, считать копейки, ждать ребенка, ходить к зубному, отдавать туфли в ремонт, нравиться мужчинам, смотреть в окно на проезжающие автомобили, посещать концерты и музеи, смеяться, когда не смешно, краснеть, когда стыдно, плакать, когда плачется, кричать от боли, стонать от прикосновений любимого, постепенно седеть, красить ресницы и волосы, мыть руки перед обедом, а ноги — перед сном, платить пени, расписываться в получении переводов, листать журналы, встречать на улицах старых знакомых, выступать на собраниях, хоронить родственников, греметь посудой на кухне, пробовать курить, пересказывать сюжеты фильмов, дерзить начальству, жаловаться,что опять мигрень, выезжать за город и собирать грибы, изменять мужу, бегать по магазинам, смотреть салюты, любить Шопена, нести вздор, бояться пополнеть, мечтать о поездке за границу, думать о самоубийстве, ругать неисправные лифты, копить на черный день, петь романсы, ждать ребенка, хранить давние фотографии, продвигаться по службе, визжать от ужаса, осуждающе качать головой, сетовать на бесконечные дожди, сожалеть об утраченном, слушать последние известия по радио, ловить такси, ездить на юг, воспитывать детей, часами простаивать в очередях, непоправимо стареть, одеваться по моде, ругать правительство, жить по инерции, пить корвалол, проклинать мужа, сидеть на диете, уходить и возвращаться, красить губы, не желать ничего больше, навещать родителей, считать, что все кончено, а также — что вельвет (драпбатистшелкситецсафьян) очень практичный, сидеть на бюллетене, лгать подругам и родственникам, забывать обо всем на свете, занимать деньги, жить, как живут все, и вспоминать дачу, пруд и простую собаку.

Рай и ад

-Я уже умер?-спросил человек.

-Угу,- кивнул демиург Шамбамбукли, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги.- Умер. Безусловно.

Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.

-И что теперь?

Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.

-Теперь тебе туда,- он не глядя указал пальцем на неприметную дверь.- Или туда,- его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери.

-А что там?- поинтересовался человек.

-Ад,- ответил Шамбамбукли.- Или рай. По обстоятельствам.

Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.

-А-а… а мне в какую?

-А ты сам не знаешь?- демиург слегка приподнял бровь.

-Ну-у,- замялся человек.- Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям…

-Хм!- Шамбамбукли заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека.- По деяниям, значит?

-Ну да, а как же ещё?

-Ну хорошо, хорошо,- Шамбамбукли раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух.- Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое?

-Было,- кивнул человек.

-Это добрый поступок или дурной?

-Добрый, конечно!

-Сейчас посмотрим…- Шамбамбукли перевернул страницу,- через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как?

Человек ошарашенно заморгал.

-Или вот,- Шамбамбукли раскрыл книгу в другом месте.- В возрасте двадцати трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.

-Они первые полезли!- вскинул голову человек.

-У меня здесь написано иначе,- возразил демиург.- И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо?

Человек промолчал.

-После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.

-Я нечаянно,- пробубнил человек.

-Само собой,- кивнул Шамбамбукли.- К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим?

Шамбамбукли перевернул еще несколько страниц.

-Изнасилование — хорошо или плохо?

-Но я же…

-Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо?

-Ну, наверное…

-Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку-убийце. Плохо или хорошо?

-Но ведь…

-А маньяк-убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?

-Но…

-Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо?

-Но я же не мог всего этого знать!- выкрикнул человек.

-Само собой,- согласился демиург.- Или вот, например, на странице 246 — ты наступил на бабочку!

-А из этого-то что вышло?!

Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове.

-Какой кошмар,- прошептал он.

-Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это,- Шамбамбукли показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.

-Выходит… я спас мир?

-Да, четыре раза,- подтвердил Шамбамбукли.- Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.

-А-а…- человек на секунду замялся.- А вот на грань этой самой катастрофы… его тоже я?..

-Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего.

У человека подкосились колени и он сел на пол.

-Ничего не понимаю,- всхлипнул он.- Всё, что я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!

-Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим,- наставительно произнёс Шамбамбукли.- Разве что по намерениям… но тут уж ты сам себе судья.

Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг.

-В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло.

Человек поднял заплаканное лицо.

-Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай.

-А это зависит от того, что ты выберешь,- ответил Шамбамбукли.

Свобода воли

-Мазукта,- сказал демиург Шамбамбукли,- я тут хотел у тебя спросить…

-Валяй, спрашивай,- кивнул демиург Мазукта.

-Ведь правда, у людей есть свобода воли?

-Конечно, правда! Наличие свободы воли — основное отличие человека от животного. Это же азы!

-А как тогда быть с предопределением? Мы же оба с тобой знаем, что для людей существует предопределение. Как-то не вяжется одно с другим, а?

-Да, верно,- Мазукта задумчиво почесал нос.- Всё изначально продумано, записано и утверждено лично мной,- он махнул рукой в сторону длинных полок, уставленных книгами Бытия.- Весь мир — театр, у каждого в нём своя роль, и все реплики распределены заранее. Но эти сволочи всё время импровизируют!

Свобода воли-2

Демиурги Шамбамбукли и Мазукта второй час спорили о свободе воли.

-Что есть свобода воли?!- вопрошал Мазукта, потрясая в воздухе кулаками.- Это всего лишь право выбора между действием наказуемым и поощряемым.

-Нет!- возражал Шамбамбукли.- Какой же это выбор, если за него наказывают? Свобода должна быть полной, иначе она и не свобода вовсе.

-Ну хорошо,- поджал губы Мазукта.- Попробую объяснить на примере.

Он почесал в затылке и принял позу рассказчика.

-Сейчас, дорогой друг, я расскажу тебе сказку. У одного человека была свора собак, которых он держал на привязи и учил всяким трюкам. Допустим, работа у него была такая, дрессировщик. А собаки должны были уяснить, что нельзя гоняться за курами, рыться в помойке и воровать мясо. Очень простые правила, верно?

Среди собак была одна, самая сообразительная, и однажды, решив, что для неё обучение закончено, хозяин спустил эту собаку с поводка. Но оказалось, что он напрасно понадеялся на её благоразумие — собака сразу погналась за курицей, украла кусок мяса и по уши извозилась в помойке.

Когда она, довольная, вернулась к хозяину, тот жестоко выдрал её плёткой.

«Но, господин мой!- завыла собака (допустим, что она умела членораздельно выть).- Ты же сам, своими руками, снял с меня ошейник, давая свободу! За что же ты теперь меня бьёшь?»

А хозяин, допустим, ответил ей по-собачьи: «я дал тебе свободу не для того, чтобы ты бегала по помойкам, а чтобы держалась от них подальше, как я тебе велел — но добровольно!»

Аналогия ясна?

-Грубый ты, Мазукта!- надул губы Шамбамбукли.- И идеи твои какие-то… неправильные.

-Для тебя неправильные, а для меня в самый раз,- пожал плечами Мазукта.- Надеюсь, ты не станешь оспаривать моё право судить по своим собственным законам?

-Не стану,- вздохнул Шамбамбукли.- На то ты и демиург. У тебя свои законы, у меня — свои.

Сказка про индюшек

В одном горном ущелье жили-были индюшки. Откуда они там взялись — неизвестно. Так же как неизвестно, точно ли это были именно индюшки — но сами они себя называли именно так, а уж им наверняка виднее.

Так вот, жили они, жили, бродили по своему ущелью и думали разные безмятежные мысли.

А потом однажды прилетел какой-то незнакомый птиц.

-Ты кто такой?

-Я горный орел!

-А не врешь?

-Я?! Вру?! А вот такое вы видели?!

И стал Птиц показывать индюшкам фигуры высшего пилотажа. Петлю Нестерова, штопор, бочку, и что там еще.

-Во, видали? А вы так можете?

-Да где уж нам… Мы индюшки, мы вообще птицы нелетающие.

-Чушь!-сказал Птиц.-Мало ли, что вы там себе вбили в голову. Щас я вас всех мигом летать научу!

Индюшки пробовали было возражать, но куда им было спорить с Птицем! Он-то, как-никак, орел! Кого авторитетом, кого уговорами, а кого и клювом — согнал индюшек в стаю и стал учить.

-Махай крыльями! Ногами отталкивайся! Ты там, в третьем ряду, подбери сопли! Вон, молодец, оторвался от земли, так держать! А ну, все — то же самое! Крылья ровнее! Хвосты вытянуть! Левый поворот!

Индюшки и сами не поняли, как такое получилось, но понемногу все они научились летать. Сперва еле-еле (ну а что с них взять, индюк он и есть индюк!), а потом все лучше и лучше. Выше, ровнее и спокойнее.

-Молодцы!-кричал им Птиц.-Орлы! Так держать! Учитесь, пока я жив! Эй, куда заваливаешься, выровняй строй!

Индюшки старались. Вскоре они уже летали не хуже своего инструктора. А потом кто-то вдруг заметил, что голос Птица доносится уже не сверху, а снизу.

-Слушайте,-сказала одна индюшка,-а вам не кажется, что наш орел какой-то странный? Мелковатый, что ли…

-Ну и что?-спросила другая.

-Да так… я вот думаю, не воробей ли он на самом деле?

-Нет, на самом деле он сокол!-возразила другая индюшка, и все благоговейно замолчали. Соколов индюшки уважали — ничего о них не зная, но почему-то в твердой уверенности, что это какие-то совершенно чудесные птицы.

-Ты еще скажи, Феникс…-проворчала скептически настроенная индюшка.

Как бы то ни было, но вскоре индюшки подлетели к Птицу и самая смелая спросила прямо:

-Учитель! Тут ходят слухи, что ты не орел, а воробей. Это правда?

-Чем забивать себе мозги всякой ерундой, вы бы лучше освоили переворот через правое крыло!-ответил Птиц.-А ну, марш, три круга вокруг вон той скалы!

А вечером, когда усталые индюшки наконец смогли перевести дух, Птиц стал рассказывать им о небе, о дальних странах, об охоте на горных коз и о многих других чудесах, которые доступны только орлам.

-Что, завидно? А вы не завидуйте, вы летайте. Любой из вас может стать орлом — подумаешь, велика наука! Было бы желание.

А желание у индюшек было. Попробуй тут не пожелай, когда Птиц так захватывающе рассказывает! И они старались изо всех сил.

Ну вот наконец настал день, когда Птиц собрал всех учеников и объявил:

-Сегодня самый последний урок. Летим за мной!

И стая вылетела из ущелья.

-А теперь посмотрите на себя. И забудьте то, что вам вдолбили в детстве. Вы — орлы. До сих пор вы просто этого не знали. Ну так я вам говорю. Видите вооон те дальние высокие горы? Вам — туда. До свидания.

-Учитель! А разве ты не с нами?

-Не-а. Мне до тех гор и не долететь. Я-то ведь не орел.

-Я же говорила, что он — воробей!-закричала одна из индюшек.

-Да нет,-засмеялся Птиц.-Всё не настолько плохо. Всё гораздо хуже. Вообще-то, я ворона.

-Учитель!-сказала другая индюшка.-Не говори ерунды. Ты сделал нас орлами. Ты и сам можешь стать орлом.

-Послушай ты, кретин!-ответила ворона.-Всё, что я вам дала — это научила вас быть самими собой. Научились? Приветик. А я — ворона, и намерена быть вороной. И если ты хоть заикнешься, что ворона чем-то хуже орла — я тебе лично хвост на голову натяну!

Взмахнула ворона крыльями, и полетела прочь, в темный лес.

В темном-темном лесу, возле гнилого болота, жили-были куры. Жили мирно, спокойно — пока однажды не прилетел в темный лес Журавль…

Создание Земли

Генеральному директору Иегове

от начальника маркетингового отдела Гавриила

Исследования, проведенные нашим отделом в рамках проекта Genesis, показали, что наилучшие перспективы на рынке имеют системы следующей конфигурации:

Планета: 1 шт.

Радиус: 3 000 км

Сила тяжести: 0.5g

Соотношение суша/вода: 1:1

Температура: +24

Атмосфера: кислород

Моря: пресн. вода

Реки: молоко, мед

Фауна: травоядная

Периферия:

светила 2 шт. (дн./ночн.), скорость: 0.0007 RРM (1 об/сут)

Резолюция: Направить в отдел стратегического планирования для подготовки ТЗ

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела стратегического планирования Михаила

В целях снижения себестоимости системы предлагаю запитать оба светила от одного источника энергии, а кислород заменить азотом.

«Хотя бы 50% кислорода надо оставить, а то пользователь задохнется — нач. отд. тестирования и техподдержки»

Рафаил

«Хватит и 25%»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

В ходе работ по проекту Genesis (стадия «Да будет свет») выявлены следующие трудности:

у нас отсутствует компактный источник бесперебойного свечения с распределителем на два светила. Предлагаю воспользоваться стандартным источником типа «красный карлик», а в качестве ночного светила применить зеркало.

«Лучше «желтый карлик». По себестоимости это не намного больше, а смотрится куда более внушительно»

нач. маркет. отдела Гавриил

«Это же серверный источник. Зачем он нужен пользователю одиночной планеты?»

Люцифер

«Что пользователю нужно, а что нет, ему объяснит отдел рекламы»

Гавриил

«Люцифер, занимайтесь вопросами вашей компетенции. Утверждаю «желтый карлик»

Иегова

«Кстати, при той яркости, что дает желтый карлик, можно вместо зеркала поставить обычный планетоид»

Михаил

«Согласен»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

После внесения изменений в ТЗ возникли следующие трудности: масса источника бесперебойного свечения намного превосходит массу планеты, вследствие чего источник отказывается вращаться вокруг планеты. Вместо этого планета вращается вокруг источника. Кроме того, из-за мощности источника наблюдается устойчивое превышение температуры над указанным в ТЗ (примерно на 2 порядка). Если увеличить расстояние до источника, существенно возрастут габариты системы.

«Габариты — это даже престижно, а вот вращение планеты вокруг периферийного устройства может вызвать у пользователя ощущение неполноценности. Может, поменяем гравитационную постоянную?»

Гавриил

«Если менять гравитационную постоянную, возникнут проблемы с совместимостью»

Михаил

«Да какая пользователю разница, что вокруг чего крутится? Пусть отдел рекламы придумает какую-нибудь теорию относительности»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

После увеличения радиуса орбиты попытки разогнать планету до указанной в ТЗ скорости приводят к краху системы (планета улетает в космос).

Кстати, с ночным светилом та же история.

«Неважно, что происходит в системе — важно, что видит пользователь. Почему бы не заставить планету вращаться вокруг своей оси? Тогда пользователю будет казаться, что солнце и луна обращаются вокруг нее с указанной в ТЗ частотой»

Гавриил

«А пользователь нас не раскусит?»

Иегова

«Если и раскусит, проект к тому времени будет давно уже сдан»

Гавриил

«Согласен»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела тестирования и техподдержки Рафаила

Первичное тестирование системы выявило следующие дефекты:

Наблюдается устойчивый перегрев

Ось вращения отклонилась на 33 град. от вертикали, вследствие чего возникли цикличные температурные аномалии

Пропускная способность рек не соответствует проектной

Травоядная фауна отсутствует

Орбита нестабильна, планета имеет тенденцию к падению на солнце

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

А что вы хотели при таком соотношении суша/вода? Для оптимального охлаждения нужно где-то 1:3 — 1:4.

Мы работаем над этим.

Потому что молоко скисает, а мед засахаривается.

Травоядной фауне трава нужна, а она не растет при такой жаре и без воды.

Предлагаю пустить по рекам воду, это заодно поможет решить проблему 3.

В качестве гравитационного противовеса мы выведем на внешнюю орбиту еще одну планету.

«Сушу ужимать некуда, значит, придется увеличивать площадь морей. А это — рост объема и силы тяжести. Да еще лишняя планета…»

Михаил

«Ничего, пользователь стерпит. Лишнюю планету оформим, как фичу. А вот молоко и мед мы уже анонсировали. Хотя бы в самых заметных реках надо оставить»

Гавриил

«Напоминаю, что сроки поджимают, а у вас еще конь не валялся. Кстати, дизайнеры до сих пор не представили проект коня, все с динозаврами возятся. Кому нужны эти динозавры?»

Иегова

«Вообще-то пользователь динозавров любит»

Гавриил

«Ладно, но и конь чтоб был»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела тестирования и техподдержки Рафаила

Помимо нерешенных проблем с осью, планета теперь имеет тенденцию к улету в космос.

Травоядной фауны опять нет.

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

Сделаем еще один противовес, теперь на внутренней орбите.

А фауна размножилась, сожрала всю траву и передохла

«Сколько всего противовесов вам надо?»

Михаил

«В общем, после калибровочных работ удалось стабилизировать систему на девяти»

Люцифер

«Я правильно понял? Вместо одной планеты пользователь получит 9?!»

Иегова

«Ну и что? 8 из них все равно непригодны для жизни»

Люцифер

«А размеры системы?»

Иегова

«А пользователю их и знать необязательно. Половину этих планет без телескопа и не увидишь. Предлагаю дополнить Руководство пользователя 11-й заповедью: «Не изобретай телескоп»

Гавриил

«Не надо. Тогда они его точно изобретут»

Иегова

«Кстати, после увеличения радиуса орбиты яркость ночного светила упала ниже проектного минимума. Предлагаю инсталлировать вместо него зеркало»

Рафаил

«А где вы раньше были? Мы только-только уравновесили систему! Хотите все перенастраивать заново?!»

Люцифер

«Никаких заново! До сдачи проекта осталось шесть дней. Люцифер, или вы заставите все это работать, или я вас переведу с понижением!»

Иегова

———————————————————————————

Генеральному директору Иегове

от начальника отдела системотехники Люцифера

А я виноват, что мне сразу не дали нормального ТЗ? В общем, так. Наклон оси придется оставить, как есть. По крайней мере, в Эдемском саду +24 будет, а если пользователь полезет куда-то еще, это его проблемы. Динозавров мы доделать не успеваем, но коней сделаем. С молоком и медом ничего не вышло, пустили по рекам воду, правда, она выносит в море соль. Чтобы травоядные не отжирали все ресурсы, мы выпустили патч в виде хищников, но поставить им программу отличения пользователя от добычи уже не успеваем. Ну а в общем, как-то работать будет.

«И это хорошо»

Иегова

Танцы с бубном

-Привет,- сказал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте, который ожесточенно ковырялся отверткой в мироздании.- Чем занимаешься?

-Сам не видишь?- ответил Мазукта.- Работаю.

-А-а, понимаю,- Шамбамбукли подошел поближе и с интересом стал наблюдать за работой.- А что ты тут творишь?

-Я ничего не творю,- огрызнулся Мазукта.- Я вообще уже давно ничего не творил, у меня творческий кризис.

-Как такое может быть?- удивился Шамбамбукли.- У творца не бывает кризиса!

-Вот именно у творцов и бывает творческий кризис. По определению. На то они и творцы.

-А что же ты, в таком случае, делаешь?

-Исправляю ошибки.

-Ошибки?!

-Ну да. Баги, лаги, называй как хочешь.

Шамбамбукли удивленно потряс головой.

-А я не знал, что у тебя бывают ошибки.

-Я тоже не знал,- проворчал Мазукта.

Он ковырнул отверткой последний раз, отложил её в сторонку и приладил крышку мироздания на место.

-Ну вот, вроде готово,- произнес он немного неуверенно.- Думаю, что исправил всё, что было.

-А что было?- поинтересовался Шамбамбукли.

-Ерунда всякая,- вздохнул Мазукта.- Понимаешь, есть у людей такое неприятное свойство: они вечно ищут, как бы обойти законы природы или, на худой конец, использовать их не по назначению. Да и не только законы! Решительно всё, только дай людям волю, они непременно придумают для чего угодно новое применение! Вот, например…- он задумался, вспоминая,- дал я людям такой полезный злак, как ячмень. И даже лично научил варить из него барбат. И что же? Почти сразу нашелся какой-то экспериментатор, напутал что-то в рецепте, и вышло у него вместо чудесного барбата гнусное пойло, только цвет и похож. И вот прошло всего каких-то двести лет, никто уже и названия такого — «барбат»- не помнит, зато пиво продолжают производить, пить, и оно даже распространилось по другим мирам!

-Зря ты так. Пиво — штука хорошая…

-Лучше, чем мой барбат?!

-Ну-у…-замялся Шамбамбукли.

-Или вот,- продолжил Мазукта.- Скажи-ка мне, отчего бывает дождь?

-Ну, это просто!- фыркнул Шамбамбукли.- Когда насыщенные массы воздуха поднимаются в верхние холодные слои атмосферы, в них конденсируются…

-Достаточно!- прервал Мазукта.- Вижу, что знаешь. Теплые воздушные течения, холодные потоки, циклоны, антициклоны, перепады давления — ну, механика стандартная, проверена временем. Всё работает, не без перебоев, конечно, но это уже мелочи. Идеальных систем не бывает. Работает и производит дождь. Так?

-Так…

-Ну и кто бы мог подумать, что танцы с бубном вокруг костРприводят к такому же результату?!

-А они приводят?- удивился Шамбамбукли.

-Уже нет. Я это только что исправил. Хочешь поглядеть?

-Хочу.

Мазукта пододвинул к Шамбамбукли мироздание и показал пальцем: «смотри сюда».

На утоптанной площадке уже второй час танцевал шаман, под неодобрительными взглядами соплеменников. Дождь и не думал начинаться.

-Ха,- довольно фыркнул Мазукта,- что, съел? Ничего не получится, и не старайся, эту дырку я уже заделал.

Шаман, конечно, не мог слышать голоса демиурга, но начал подозревать недоброе. Он остановился, отложил бубен и уставился на безоблачное небо. Соплеменники хмурились и нетерпеливо переступали с ноги на ногу.

-Сейчас они его убьют,- сообщил Мазукта.- Как не справляющегося с обязанностями.

Тем временем несколько вооруженных мужчин подошли к шаману, столпились вокруг и стали что-то оживленно обсуждать, темпераментно размахивая руками. Кто-то подозвал стоявших поодаль женщин и отдал краткие распоряжения, после чего женщины быстро умчались в поселок.

Шаман сел на корточки и начал что-то чертить на песке, воины разбрелись по площадке, меряя её шагами и поминутно перекликаясь. Вождь достал откуда-то восковую табличку и теперь записывал данные.

Скоро вернулись женщины с полными корзинами затребованных вещей: барабанами, погремушками, примитивным барометром, складным метром и прочей полезной дребеденью. Шаман на пробу взял наполненную горохом тыкву и потряс её. Вождь сверился с барометром и отрицательно покачал головой. Шаман отложил тыкву и взял тростниковую дудочку, потом пищалку, потом губную гармошку, и так далее, пока наконец вождь не ухмыльнулся торжествующе и не показал большой палец.

Лишние инструменты убрали, в костер подбросили новых дров, шаман перехватил барабан поудобнее и начал свой танец, отбивая ритм одной рукой, всё быстрее и быстрее.

-Барабан?- моргнул Мазукта.- Ну да, конечно… А что, это может сработать… И как же я сразу… Вот же чертовы хакеры!

А над головой шамана уже начали потихоньку собираться грозовые тучи…

У дракона

Принц толкнул дверь и вошел в таверну.

-Чего желаете-с?- тут же подскочил к нему улыбчивый толстяк в переднике, почуявший возможную наживу.

-Есть.- Коротко обронил прнц.- Пить. Потом спать.

-Девочек?- с надеждой спросил толстяк.

-Нет.

-Как Вам будет благоугодно. Значит, еда?.. Могу порекомендовать луковый суп и жареную свинину с горошком.

-Идёт.

-А пить что будете? Вино, эль…

-Эль.

-Сию минуту.

Толстяк поспешил на кухню, а принц прошел в дальний угол и сел за столик лицом к двери. За его спиной на деревянной сцене немузыкально пела размалеванная девица, редкие посетители не обращали на нее внимания. Принц их вполне понимал.

-Ваш заказ,- симпатичная официантка поставила перед принцем кружку с элем.- Суп сейчас будет.

-Спасибо,- буркнул принц и уткнулся носом в эль. Официантка отошла, покачивая бедрами; принц искоса глянул ей вслед, и тут же отвел глаза.

Через короткое время появился и луковый суп. Его принес сам хозяин, протер столик передником и аккуратно поставил миску перед гостем.

-Приятного аппетита,- угодливо улыбнулся он.

-Спасибо.

-Не возражаете, если я тут присяду?

-Не возражаю.

Толстяк тут же уселся напротив принца и стал смотреть, как он ест.

-Прошу прощения, что сую нос не в свои дела, но Вы ведь, если я не ошибаюсь, знатный господин?

-Угу.

-И надолго Вы к нам?

-Нет. Только переночевать.

-Я это к тому, что комнаты у нас, конечно, отличные, но, возможно, на Ваш взыскательный вкус…

-Неважно. Давайте любую.

-Вот и хорошо,- просиял толстяк.- Я вам дам самую лучшую. Просторная, и воздух свежий. И кровать большая. Если захотите позвать к себе в номер…

-Не захочу,- отрезал принц.

-Воля Ваша,- поджал губы трактирщик.- Мясо скоро будет, желаете пока еще эля?

-Да.

Толстяк подал знак одной из официанток, и на столе возникла новая кружка.

-А скажите, любезный,- обратился принц к трактирщику.- Вы ведь тут наверняка в курсе всех дел?

-Разумеется,- расплылся в улыбке толстяк.

-Тогда у меня к Вам вопрос.

-Я весь внимание.

-Где здесь находится логово ближайшего дракона?

Брови трактирщика поползли вверх.

-Простите, кого? Дракона?

-Да.

-Честно говоря, не знаю,- толстяк поскреб шею.- Последнего дракона отравил мой прадед, лет сто назад, перед тем, как открыть эту самую таверну. С тех пор… нет, не знаю. А зачем Вам дракон?

-Ведьма сказала, что он украл мою возлюбленную,- сумрачно ответил принц.

-Вот как?- вежливо переспросил толстяк.

-Да. Когда она пропала, я обратился к ведьме, и та сказала, что моя невеста жива. «Иди прямо на восток,- сказала она,- пока не дойдешь до большого города с белыми стенами. Там, возле этого города, у дракона, ты найдешь свою любимую…»

-Так и сказала?- трактирщик мелко захихикал.- Ну бабка, ну юмористка! У дракона, ну надо же!

-Не вижу ничего смешного,- сухо произнес принц.

-Конечно, сударь. Извините. Просто если вам вдруг захочется…

-Ваш заказ,- раздалось над ухом у принца, и на стол грохнулось блюдо с мясом и горошком. Жирная подлива плеснула принцу на колени, он быстро вскочил, но официантка уже умчалась, стуча каблуками.

-Ох, простите, сударь, простите!- причитал толстый трактирщик, неловко обтирая платком штаны принца.- Как это неприятно. Уверяю Вас, ни у кого и в мыслях…

-Кто была эта девушка?- перебил принц.

-Которая? А, эта… Не волнуйтесь, она будет примерно наказана.

-Я спрашиваю, кто она?

-Да так, приблудилась одна… Она вам нравится? Я могу предложить скидку…

-Я тебя не о том спрашиваю!- прошипел принц.- Кто она такая?

-Говорит, принцесса,- пожал плечами трактирщик.- Они все так говорят, хоть бы что-нибудь новенькое выдумали. А то одна и та же история, уже выслушивать надоело. Убежала, дескать, от отца-тирана, который хотел её против воли выдать замуж за какого-то… какого-то… простите, сударь, Вы не могли бы отпустить мой воротник, а то дышать трудно..?

Принц разжал руку, сел и залпом выпил остатки эля.

-Еще?- услужливо предложил трактирщик.

-Вина,- сказал принц и принялся за жаркое.- Покрепче. Кувшин.

-Один кувшин вина…

-Отнесите в номер.

-Будет исполнено.

Принц отодвинул пустую тарелку, встал и вытер губы.

-Так как, говорите, называется ваша забегаловка?

-«У дракона»,- любезно осклабился трактирщик.- Это имя дал мой прадед, который…

-Подробности меня не интересуют,- перебил принц.- Я устал. Показывайте вашу замечательную комнату с большой кроватью.

-Ваша светлость желают..?

-Спать,- сухо отрезал принц.

Уровень свободы

В одном зоомагазине стояли рядом три клетки. В одной сидела канарейка и целыми днями распевала звонкие песенки о вольных просторах и свободном полете. Правда, она не представляла, что такое полет, и на вольном просторе никогда не была, но других песен просто не знала.

В другой клетке сидела старая крыса, непонятно зачем туда посаженная. Крыса не умела петь, но она прекрасно знала, что такое свобода, и каждую ночь подгрызала угол клетки, в надежде однажды выбраться оттуда.

Между крысой и канарейкой жила шиншилла. Спала на опилках, крутилась в колесе, чтобы поддержать фигуру, грызла семечки, от которых эта фигура необратимо портилась — словом, вела обычную шиншиллью жизнь, а больше она ничего и не умела.

Однажды, когда канарейка спела одну особо проникновенную песню об утраченной свободе, так что даже сама растрогалась, шиншилла её спросила:

-А что это такое, твоя свобода?

-Это сложно объяснить,- уклончиво ответила канарейка.- Словами не передашь, тут нужны чувства. Я могу спеть.

И она стала петь песню за песней — эти песни зажигали сердца, но не давали шиншилле ни малейшего представления о предмете.

-Лучше меня спроси,- проскрипела крыса.- Уж я-то знаю, что такое свобода.

-И что же это?- спросила шиншилла.

-А вот что!- крыса извернулась, протиснулась сквозь дырку и вылезла из клетки.- Теперь я вольное животное, и никакая решетка меня больше не держит. Могу идти куда хочу и делать, что вздумается.

-Ой, правда? Как интересно!-воскликнула шиншилла.

-Да,- кивнула крыса.- Конечно, следует помнить о мышеловках, которые расставлены в укромных местах, о крысиной отраве и уборщице с веником. Но что такое эти мелочи в сравнении с волей! Здесь и собачий корм, и конопля для птиц, и удобные опилки…

Шиншилла задумчиво нахмурилась.

-Значит, воля — это зоомагазин?

-Нет, конечно!- засмеялась крыса.- Зоомагазин — это всего лишь одно из помещений в большом доме. Тоже своего рода каменная клетка. Из неё я могу выйти в сам дом. А там уж мне раздолье! И помойные ведра, и мусоропровод с питательными огрызками, и электропроводка. А сколько места для гнезда! Ну, правда, в доме тоже полно мышеловок, и еще приходится прятаться каждый раз, когда по лестнице ведут терьера с пятого этажа. Он, конечно, дрессированый и всё такое, но осторожность не помешает.

-Значит, свобода — это дом?

-Да нет же! Дом — это всего лишь одна каменная коробка в целом районе. А снаружи — там чего только нет! И мусорные бачки, и канализация, и недоеденные чипсы прямо на улице… Хотя там, конечно, можно попасть под машину, или нарваться на кота, или порсто кто-нибудь пришибет камнем. Чем больше свободы, тем больше сложностей.

-А улица…

-Это часть города. Город огромен, и в нем так много интересного!

-Но и опасностей больше?

-Разумеется. В природе всё уравновешено. Чем больше клетка, тем больше свобод, но и ограничений тоже. Хочешь, я тебя тоже выпущу, пойдешь, посмотришь сама, что к чему?

-Нет, спасибо,- ответила шиншилла и на всякий случай подперла дверцу клетки поилкой.- Кажется, меня вполне устраивает тот уровень свободы, что я имею.

Уровень сложнос

ти

В трактире было дымно и душно, пахло дешевым пивом, тушеной капустой и луком. Хозяин наполнял кружки забредшим в таверну лесорубам да косился иногда в угол, где за столиком обедали два подозрительных типа с полуторными мечами. Старшина лесорубов проследил его взгляд, хмыкнул и бросил презрительное «приключенцы!»

-Ты уверен?- забеспокоился трактирщик.- А они не опасные? Еще начнут тут буянить…

Старшина присмотрелся к парочке и пожал плечами:

-Не начнут.

-Побояться?- с надеждой спросил трактирщик.

-Нет,- покачал головой лесоруб.- Просто твой трактир им нафиг не нужен.

Это не успокоило трактирщика и он острожно перебрался к другому концу стойки, откуда можно было услышать разговор за столом.

-Это нечестно!- в голосе говорящего слышалась искренняя горькая обида.- Тебе подыгрывают!

-Кто?- со спокойной ленцой спросил второй.

-Все!- первый стукнул кулаком по столу.- Тебе подыгрывают решительно все! Весь этот чертов мир!

-Хм?

-Да! И не делай такое удивленное лицо, ты прекрасно понимаешь, о чем я.

-Нет, не понимаю,- второй неторопливо отломил кусок лепешки, обмакнул в соус и принялся пережевывать.- Объясни.

-Объяснить? Изволь. Я на примерах. Вот идем мы оба по лесу…

-Ну, идем. И что?

-На нас нападают одни и те же волки.

-Вряд ли одни и те же… ну, допустим.

-Одинаковые,- поправился первый.- Одинаковые волки. Ты ото всех отмахался, даже дыхание не сбилось. И меч не затупился. Плюс десять волчьих шкур, амулеты из зубов и пара кольчужных рукавиц неизвестно откуда. А я из такой драки выхожу весь искусаный, одного волка убил, другому отрубил только кончик хвоста, остальные разбежались. И сумку мою унесли с припасами. Да еще потом сорок уколов от бешенства надо делать.

-Сочувствую.

-А когда ты руку суешь в дупло? Почти наверняка находишь там или кольцо с бриллиантом, или чей-нибудь кинжал, или мешок золота. А мне ничего, кроме осиных гнезд, не попадается. И во всём так.

-Ну и что?

-Как — ну и что? Этого же не должно быть!

-Почему?

-Ну, мы же вместе начинали? Вместе. Оба, с нуля, в один день. Но ты проходишь эту игру с легкостью и без усилий, а мне приходится продираться сквозь трудности, зубами себе дорогу прогрызать, ужом протискиваться… и что в результате?! Ни трофеев, ни славы, ни даже опыта мало-мальского! Файтер третьего класса, извольте видеть! В то время как тебя уже туземцы считают живым воплощением какого-то своего языческого божества.

-Они не так уж далеки от истины,- усмехнулся собеседник.

-Но это же несправедливо!- приключенец едва не взвыл.- У нас же должны быть равные возможности!

-С какой стати?- парировал второй.- Мир-то один, это да. Но уровень сложности — разный.

-А кто его выставлял, это уровень сложности? Я — нет.

-Я тоже. Ну, кто-то, очевидно, выставил. Исходя из своих идейных соображений.

-Я буду жаловаться!- насупился первый.- Это нечестно! Что еще за дурацкие идеи?

-А по-моему, вовсе не дурацкие. По-моему, они увенчались полным успехом.- Собеседник откинулся на спинку стула и сыто погладил живот.- Мне не хватало уверенности в себе. Я ее получил.

-А я?! Я же ничего не получил, только время потерял. Силы, здоровье, нервы… Это несправедливо, я этого так не оставлю!..

-А ты,- веско обронил второй,- впервые всерьез задумался о несправедливости.

Четвертое око

Тяжелая дубовая дверь дрогнула от удара, сорвалась с петель и рухнула на пол, подняв облако пыли. В проёме показались две фигуры. Двое мужчин вошли в зал и огляделись.

Тот, что справа, был облачен в полный доспех с серебряной насечкой, а с его плеч свисал разукрашенный священными символами плащ — когда-то белый, теперь же сильно испачканый.

Тот, что слева, довольствовался легкой, плотно облегающей одеждой из темной ткани, а лицо скрывал под черной повязкой, сквозь которую поблескивали лишь раскосые прищуренные глаза.

-Вот мы и пришли,- выдохнул рыцарь в белом.

-Кажется, да,- кивнул воин в черном.- Это, безусловно, то самое Третье Око.

Впереди, всего в нескольких шагах, на невысоком постаменте лежало вожделенное сокровище — легендарный артефакт невообразимой силы. Невозможно было даже сказать, каков он с виду. Артефакт казался одновременно сияющим и мрачным, гладким и шероховатым, причудливо изогнутым и идеально ровным, круглым и угловатым, красным и зеленым, пышущим жаром и покрытым изморозью. Великое и непостижимое Третье Око, наследие древней исчезнувшей расы рукокрылых, причина многих войн и одновременно средство навсегда прекратить всякие войны.

-Наконец-то!- белый рыцарь на негнущихся ногах шагнул вперед и залюбовался сокровищем.- Сколько всего нам пришлось выстрадать — и вот оно! Только руку протянуть…

-А ты не боишься поворачиваться ко мне спиной?- раздался сзади насмешливый голос воина в черном.

Рыцарь замер.

-Нет,- сказал он не оборачиваясь.- Я не испытываю опасений, оставляя тебя за спиной. Напротив, твоё присутствие придаёт мне уверенность и чувство защищенности. Сколько раз ты прикрывал эту самую спину?

-Много,- хмыкнул темный воин.- Но тогда ты не стоял между мной и артефактом.

-Кстати, об артефакте,- спокойно произнес светлый рыцарь.- А ты сам не боишься пропускать меня вперёд, когда цель на расстоянии вытянутой руки?

-Вот уж нет! Я тебя как облупленного знаю, ты слишком благороден, чтобы просто схватить добычу и оставить меня в дураках. Это было бы неспортивно.

-Ты прав.

Рыцарь медленно повернулся к темному воину.

-Мы действительно хорошо изучили друг друга за время нашего сотрудничества. Ты, безусловно, знаешь все мои сильные и слабые стороны — точно так же, как я знаю твои.

-Этого требовали обстоятельства,- пожал плечами темный воин.- Чтобы хорошо сражаться в команде, необходимо располагать информацией о партнерах, тогда не придется разочаровываться в самый ответственный момент.

-Нам обоим нужно было Третье Око,- произнес светлый рыцарь.- И мы оба признавали, что вдвоём легче будет пробиться там, где в одиночку вовсе невозможно пройти.

-Это был разумный ход,- темный воин неспешно отцепил от пояса кинжалы.- На время объединиться, чтобы удвоить наши силы и способности. А разобраться всегда можно и потом, когда потребность в верном спутнике наконец отпадет.

-Это время пришло,- сказал светлый рыцарь и потянул из ножен рунный меч.- Судьба мира решится здесь и сейчас. Третье Око достанется победителю.

-Кто сможет встать, тому и тапки,- торжественно провозгласил темный воин.

-Тебе обязательно нужно было всё опошлить?- возмутился светлый рыцарь.

-Конечно! Ты же меня знаешь!

Противники стояли друг напротив друга, с оружием в руках.

-Да,- выдавил из себя светлый рыцарь неожиданно севшим голосом.- Я тебя знаю. И я тебя убью.

Меч в его руке не шелохнулся, впрочем, и темный воин не предпринял попытки напасть.

-Я всегда знал, что однажды убью тебя,- продолжал светлый рыцарь.- Еще с первой нашей встречи. И потом, когда мы отбивались от своры кобольдов, и тебя ранили в плечо отравленной стрелой, а я высосал яд и перевязал рану, а потом выхаживал тебя двое суток, пока ты валялся без сознания — я всегда помнил, что однажды должен буду тебя убить.

-Или я тебя,- уточнил темный воин.- А уж как мне хотелось иногда тебя придушить, ты не представляешь!

-Отчего же не придушил?

-Я служу не только Злу, но и Хаосу,- хмыкнул темный воин.- И как истиный хаотик, руководствуюсь лишь собственными капризами. Вот такая на меня напала блажь, оставить тебя в живых. Имеются возражения?

-И конечно, ты меня терпел для пользы дела.

-Не без того,- согласился темный воин.

-А историю своего детства рассказывал тоже для пользы дела?- спросил светлый рыцарь.- И солью делился, и дежурил до рассвета, хотя была не твоя очередь, и учил меня играть на губной гармошке — тоже для пользы дела? Насколько я понимаю, это было совершенно излишне. Или опять твой каприз?

-Именно так,- кивнул темный воин.- Мой каприз.

Светлый рыцарь опустил меч.

-Я не могу тебя убить,- вздохнул он.

-Ты с ума сошел?- ровным голосом поинтересовался темный воин.- Я думал, для тебя нет ничего важнее Закона.

-Я служу не только Закону, но и Добру,- ответил светлый рыцарь.- И что-то мне подсказывает, что убийство друга, даже во имя великой цели, ни к чему хорошему не приведет. Это было бы… нехорошо.

-А ты понимаешь,- спросил темный воин,- что мне-то ничто не мешает хладнокровно зарезать тебя и получить главный приз?

Светлый рыцарь кивнул.

-Разумеется. Кроме твоих капризов.

-Ну и дурак же ты,- фыркнул темный воин и быстро выбросил вперед руку с кинжалом. Острие легко вошло под забрало и замерло в миллиметре от глаза светлого рыцаря.

-Точно, дурак,- подытожил темный воин, убирая кинжал.- Ну и что мы теперь будем делать?

-Если ты первым коснешься Третьего Ока,- прохрипел светлый рыцарь, — мир будет ввергнут в пучину Зла.

-А если это будешь ты,- подхватил темный воин,- Добро восторжествует окончательно и бесповоротно.

-Я не могу тебе позволить…

-Как интересно! Я тоже.

Светлый рыцарь вложил меч в ножны и потянул из-за спины тяжелую булаву.

-Не возражаешь?- спросил он.

-Нисколько,- хмыкнул темный воин.- Валяй. Я, может, и ловчее, но силушки у тебя побольше.

Светлый рыцарь церемонно поклонился и со всего размаху обрушил булаву на бесценный артефакт.

-Браво,- сказал темный воин и негромко похлопал в ладоши.- Самый главный козырь не достался никому.

-Да,- выдохнул светлый рыцарь.- Это было правильно. Козырь… не должен быть один на всех. Это нарушает баланс сил.

-А я и не знал, что ты сторонник Равновесия,- удивился темый воин.

-Я — нет,- покачал головой светлый рыцарь,- но нарушать баланс… в любую сторону — по-моему, это Зло!

-Кстати,- задумчиво протянул темный воин.- а почему у этого артефакта было такое странное имя? Третье Око… а где первые два? Что с ними стало?

-Не знаю,- ответил светлый рыцарь.- Но догадываюсь.

Темный воин снова насмешливо фыркнул.

-А какие у нас планы на ближайшее будущее? Раз героическая смерть пока откладывается?

-Для начала,- ответил светлый рыцарь,- неплохо бы выбраться из этих зловещих развалин.

-А потом?

-Потом? Лично я намерен искать Четвертое Око. Ты со мной?

Шива – мир закатного солнца

Однажды Брахма — бог-творец и Вишну — бог равновесия затеяли между собой спор, чтобы выяснить, кто из них главнее.

«Я — главный Бог, — сказал Брахма. — Я сотворил всю вселенную и являюсь патриархом и прародителем всех живых существ!» «Ошибаешься, Брахма, главный Бог — это я, — возразил Вишну. — Все держится на мне. Если бы не моя сила, ни ты, ни твои творения не смогли бы просуществовать и секунды».

Для решения этого спора эти два божества обратились к различным авторитетам: «Пусть, мол, третья сторона нас рассудит». Однако все авторитеты один за одним сказали: «Главным Богом является Шива». Брахма и Вишну были очень раздосадованы. Они не поверили авторитетам и призвали в качестве судьи божество, являющееся персонификацией всех священных писаний. Но и это божество ответило: «Подлинным Богом является Шива».

«Как же так,— вконец разозлился Брахма.— Не может этого быть. Взгляните на Шиву, на весь его неопрятный облик и сомнительный образ жизни. В то время как я живу на небесах, в своем драгоценном дворце, Шива скитается по разным мирам, ночуя, где придется. Как неприкаянный бродит он по заледеневшим горам, дремучим лесам, полным диких зверей, скитается по бесплодным пустыням. Я благообразен, одет как царь, моя аура сияет ярче солнца. Шива нестрижен, небрит, ездит в голом виде на своем быке, и вся его одежда — пепел сожженных трупов, коим Шива посыпает свое тело. Я занимаюсь тем, что творю и устанавливаю законы мироздания, Шива же то предается аскетизму и медитациям, будто он чего-то не достиг, то пляшет и пирует на шмашанах и кладбищах с шайкой каннибалов, духов и демонов. Я вкушаю божественную амброзию, Шива жрет все, что попало, как чистое, так и нечистое, употребляет грибы, дурман и постоянно курит гашиш. Нет, такое существо никак не может быть истинным Богом».

И вдруг при этих словах в воздухе возникло сияние, превратившееся в крохотного младенца. Младенец заплакал, и Брахма сказал: «Вот доказательство того, что я истинный и главный Бог. Я разгневался, и гнев мой породил еще одно существо. Я назову этого младенца Бхайравой, так как тот так истошно орет». И вдруг, увеличиваясь в размерах, младенец превратил¬ся в ужасного монстра. Тело его стало черным, в пасти блестели страшные клыки, три глаза Бхайравы горели красным адским огнем, а сияющая аура превратилась в пламя вселенской кремации. Чудовище подскочило к Брахме и когтем мизинца своей левой руки отрезало Брахме одну из его пяти голов, ту самую, что ругала Шиву.

«Я — Бхайрава, гнев Шивы,— сказал ужасный бог. — Я пришел покарать тебя за то, что ты осмелился поносить Верховного Владыку Мироздания. Твоя пятая голова гордо возвышалась над телом, но я укоротил твою гордыню». Брахма в ужасе упал на колени. Тут небеса разверзлись, и боги увидели Шиву, представшего в своем облике Махешвары — Великого Махараджи и Господа всех миров.

«О, Бхайрава, — сказал Махешвара, — с одной стороны, ты, конечно, поступил правильно, ибо показал Брахме подлинное положение вещей. Однако с другой стороны, ты нарушил -священный закон и совершил грех. Брахма — прародитель всех живых существ, их патриарх и первосвященник. Закон племен гласит: молодой не должен поднимать руку на старейшину рода, отрезать голову священнику-брахману — это вообще ужасное преступление. Поэтому ты не можешь не понести наказание. Ты непобедим и способен без труда уничтожить всех и вся, тебя же никто не в силах уничтожить. Однако я сотворю волшебную деву Брахмахатью, она будет способна уничтожить тебя.

ЕСЛИ хочешь уцелеть — беги от нее без оглядки и бегай так до тех пор, пока не окажешься в особом священном месте и тем самым не искупишь свой грех».

«Как я узнаю, где это место? Как я распознаю его, когда туда попаду?» — спросил Бхайрава.

«Голова Брахмы на века прилипла к твоей руке. Я не скажу тебе, где находится священное место, однако когда до него доберешься, прилипшая к твоей руке голова отвалится от нее и упадет на землю», — так ответил Шива.

В тот же миг из пространства манифестировалась дева Брах-махатья, вооруженная огромными ножницами. Увидев Бхайра-ву, она ринулась к нему. Бхайрава бросился бежать. Так они бегали, он от нее, а она за ним, по всей вселенной. Проходили века, а может, тысячелетия, трудно сказать, но погоня не прекращалась ни на секунду. Однажды Брахмахатья и Бхайрава пробегали мимо дворца Вишну. Богиня удачи и процветания Лакшми, жена Вишну, узрела происходящее из окон волшебного дворца и, очень удивившись, пришла в полное недоумение.

«Скажи, о дорогой, — обратилась она к Вишну, — как понимать происходящее? Шива ругал Шиву, и за это явился Шива и отрезал Шиве голову. После этого явился Шива и наказал Шиву, сотворив Шиву. И вот теперь Шива бежит за Шивой по Шиве, в Шиве и во время Шивы, и вот Шива убегает, чтобы Шива его не догнал. Это все выглядит очень странно, я бы сказала, абсурдно. Как же это все понимать? В чем же смысл происходящего?»

«О, любимая, — ответил Вишну, — в том, что ты видишь, как и во многом другом, нет ни малейшего смысла. Недаром гово¬рят, что Шива придумал этот мир на пьяную голову. Ведь он постоянно находится в экстазе наркотического опьянения, вызываемого сексом со своей возлюбленной Шакти — своей неисчерпаемой, безграничной, светоносной силой. Сознание Шивы не детерминировано кармическим законом причины и следствия, логикой, пространством и временем. Потому-то мироздание так причудливо и парадоксально, что отражает в себе облик самого творца, здесь тьма становится светом, а свет — тьмой, добро переходит в зло, а — зло в добро. Чистота становится нечистотой, а нечистота — чистотой. Высочайшая красота переходит в уродство, а апогей уродства становится красотой. Мудрость переходит в безумие, а безумие в мудрость. Так все течет, меняется и переходит одно в другое. Эта пульсация, переливы — есть экстатическая любовь Шивы и Шакти, активность, жизнь святой Реальности. Помимо этого, о любимая Лакшми, Шиве совершенно все равно, чем заниматься, ему все едино».

Вера

Демиурги Шамбамбукли и Мазукта сидели на большом удобном облаке и наблюдали за сражением внизу.

-Ух!-воскликнул Мазукта.- Смотри, смотри, конница выходит из резерва! А черные выдвигают слонов! До чего же красивая комбинация!

-Я не очень люблю подобные зрелища,- признался Шамбамбукли.- Но да, ты прав, действительно впечатляет.

-А вон белая королева удирает через всё поле! Пошла пехота.

-Да, вижу,- Шамбамбукли поднес к глазам театральный бинокль.- Лошадь бьёт слона, кто бы мог подумать…

Снизу доносились боевые крики и звяканье оружия.

-А что они кричат?- прислушался Шамбамбукли.- Кто этот Хухет, во имя которого они идут в бой?

-Одно из моих имён,- небрежно отозвался Мазукта.- Так меня называют черные.

-Ясно. А кто такой Кирмеш, за которого бьются белые?

-Тоже я. У меня этих имён…

-Погоди!- Шамбамбукли поднял руку.- Я не понял, и те и другие веруют в тебя?!

-Ну да. Других богов в этом мире вообще нет, я, ты знаешь, не люблю конкуренции.

-А почему же они тогда воюют?

-Почему?..- Мазукта задумался.- Ну, скажем так. Потому что одни называют меня Хухетом, а другие Кирмешем.

-Но это ведь одно и то же!

-Не-а,- Мазукта помотал головой.- Разница огромная. Хотя, конечно, и то, и другое — я. Но с разных точек зрения, понимаешь?

-Понимаю. А почему ты им не объяснишь, что ты один, и других не существует?

-В этом мире,- уточнил Мазукта.

-В этом мире,- кивнул Шамбамбукли.- Почему?

-Да

я пытался объяснить,- вздохнул Мазукта.- Приходил и к тем, и к этим,

увещевал, втолковывал… Этим сказал, что нет никого, кроме Хухета, тем

— что Кирмеш един. Сам видишь, что получилось.

Демиурги вновь посмотрели вниз.

На поле шло великое сражение. Белые и черные отстаивали постулаты своей веры.

Безумие

В одном королевстве жил могущественный колдун. Однажды он сделал волшебное зелье и вылил его в источник, из которого пили все жители королевства. Стоило кому-нибудь выпить этой воды, и он сразу же сходил с ума.

Наутро все жители королевства, отведав воды из этого источника, сошли с ума.

Королевская семья брала воду из отдельного колодца, до которого колдун не смог добраться, поэтому король и его семья продолжали пить нормальную воду и не стали сумасшедшими, как остальные.

Увидев, что в стране правит хаос, король попытался восстановить порядок и издал ряд указов, но когда поданные короля узнали о королевских указах, они решили, что король сошел с ума и поэтому отдает такие же безумные приказы.

С криками они направились к замку и стали требовать, чтобы король отрекся от престола. Король признал свое бессилие и уже хотел сложить корону.

Но королева подошла к нему и сказала:

«Давай тоже выпьем воду из этого источника. Тогда мы станем такими же, как они».

Так они и сделали. Король и королева выпили воды из источника безумия и тут же понесли околесицу. В тот же час их поданные отказались от своих требований: если король проявляет такую мудрость, то почему бы не позволить ему и дальше править страной?

В стране воцарилось спокойствие, не смотря на то, что ее жители вели себя совсем не так, как их соседи. И король смог править до конца своих дней.

Через много-много лет правнук колдуна сумел создать волшебное зелье, способное отравить всю воду на земле. Однажды, он вылил это зелье в один из ручьев и, через некоторое время вся вода на земле оказалась отравлена. Люди не могут жить без воды, и вскоре на земле не осталось не одного нормального человека.

Весь мир сошел с Ума. Но никто об этом не знает. Но иногда на земле рождаются люди, на которых это зелье почему-то не действует. Эти люди рождаются и растут совершенно нормальными, и даже пытаются объяснить остальным, что поступки людей безумны. Но обычно их не понимают, принимая за сумасшедших.

Демон Кратий

Медленно рабы шли друг за другом, и каждый нёс отшлифованный камень.

Четыре шеренги, длиной в полтора километра каждая, от камнетёсов до места, где началось строительство города-крепости, охраняли стражники.

На десяток рабов полагался один вооружённый воин-стражник.

В стороне от идущих рабов, на вершине тринадцатиметровой рукотворной горы из отшлифованных камней, сидел Кратий — один из верховных жрецов; на протяжении четырёх месяцев, он молча наблюдал за происходящим.

Его никто не отвлекал, никто, даже взглядом, не смел прервать его размышления.

Рабы и стража воспринимали искусственную гору с троном на вершине, как неотъемлемую часть ландшафта.

И на человека, то сидящего неподвижно на троне, то прохаживающегося по площадке на вершине горы, уже никто не обращал внимания.

Кратий поставил перед собой задачу переустроить государство, на тысячелетие укрепить власть жрецов, подчинив им всех людей Земли, сделать их всех, включая правителей государств, рабами жрецов.

Однажды Кратий спустился вниз, оставив на троне своего двойника. Жрец поменял одежду, снял парик.

Приказал начальнику стражи, чтобы его заковали в цепи, как простого раба, и поставили в шеренгу, за молодым и сильным рабом по имени Нард.

Вглядываясь в лица рабов, Кратий заметил, что у этого молодого человека взгляд пытливый и оценивающий, а не блуждающий или отрешённый, как у многих.

Лицо Нарда было то сосредоточенно-задумчивым, то взволнованным. «Значит, он вынашивает какой-то свой план», — понял жрец, но хотел удостовериться, насколько точным было его наблюдение.

Два дня Кратий следил за Нардом, молча таская камни, сидел с ним рядом во время трапезы и спал рядом на нарах.

На третью ночь, как только поступила команда «Спать», Кратий повернулся к молодому рабу и шёпотом, с горечью и отчаянием, произнёс непонятно кому адресованный вопрос:

«Неужели, так будет продолжаться всю оставшуюся жизнь?»

Жрец увидел: молодой раб вздрогнул и мгновенно развернулся лицом к жрецу, глаза его блестели. Они сверкали, даже при тусклом свете горелок большого барака.

— Так не будет долго продолжаться. Я додумываю план. И ты, старик, тоже можешь в нём принять участие, — прошептал молодой раб.

— Какой план? — равнодушно и со вздохом спросил жрец.

Нард горячо и уверенно стал объяснять:

— И ты, старик, и я, и все мы скоро будем свободными людьми, а не рабами. Ты посчитай, старик: на каждый десяток рабов приходится по одному стражнику. И за пятнадцатью рабынями, которые готовят пишу, шьют одежду, наблюдает тоже один стражник.

Если, в обусловленный час, все мы набросимся на стражу, то победим её. Пусть стражники вооружены, а мы закованы в цепи. Нас десять на каждого, и цепи тоже можно использовать, как оружие, подставляя их под удар меча. Мы разоружим всех стражников, свяжем их и завладеем оружием.

— Эх, юноша, — снова вздохнул Кратий и, как бы безучастно, произнёс: — твой план недодуман: стражников, которые наблюдают за нами, разоружить можно, но вскоре правитель пришлёт новых, может быть даже целую армию, и убьёт восставших рабов.

— Я и об этом подумал, старик. Надо выбрать такое время, когда не будет армии. И это время настаёт. Мы все видим, как армию готовят к походу. Заготавливают провиант на три месяца пути.

Значит, через три месяца, армия придёт в назначенное место и вступит в бой. В сражении она ослабеет, но победит, захватит много новых рабов.

Для них уже строятся новые бараки. Мы должны начать разоружать стражу, как только армия нашего правителя вступит в сражение с другой армией.

Гонцам потребуется месяц, что бы доставить сообщение о необходимости немедленного возврата. Ослабевшая армия будет возвращаться не менее трёх месяцев.

За четыре месяца мы сумеем подготовиться к встрече. Нас будет не меньше, чем солдат в армии. Захваченные рабы захотят быть с нами, когда увидят, что произошло. Я правильно всё предопределил, старик.

— Да, юноша, ты с планом, с мыслями своими можешь стражников разоружить и одержать победу над армией, — ответил жрец уже подбадривающе и добавил: — но, что потом рабы станут делать и что произойдёт с правителями, стражниками и солдатами?

— Об этом я немного думал. И пока приходит в голову одно: все, кто рабами были, станут нерабами. Все, кто сегодня не рабы, рабами будут, — как бы размышляя вслух, не совсем уверенно ответил Нард.

— А жрецов? Скажи мне юноша, к рабам или нерабам жрецов, когда ты победишь, причислишь?

— Жрецов? Об этом тоже я не думал. Но сейчас предполагаю: пускай жрецы останутся, как есть. Их слушают рабы, правители.

Хоть сложно их порой понять, но думаю, они — безвредны. Пускай рассказывают о богах, а жизнь свою мы знаем сами, как лучше проживать.

— Как лучше — это хорошо, — ответил жрец и притворился, что ужасно хочет спать.

Но Кратий в эту ночь не спал. Он размышлял.

«Конечно, — думал Кратий, — проще всего о заговоре сообщить правителю, и схватят юношу-раба, он явно главный вдохновитель для других. Но это не решит проблемы.

Желание освобождения от рабства всегда будет у рабов. Появятся новые предводители, будут разрабатываться новые планы, а раз так — главная угроза для государства всегда будет присутствовать внутри государства».

Перед Кратием стояла задача: разработать план порабощения всего мира.

Он понимал: достичь цели с помощью только физического насилия не удастся. Необходимо психологическое воздействие на каждого человека, на целые народы.

Нужно трансформировать мысль людскую, внушить каждому: рабство есть высшее благо.

Необходимо запустить саморазвивающуюся программу, которая будет дезориентировать целые народы в пространстве, времени и понятиях. Но самое главное — в адекватном восприятии действительности.

Мысль Кратия работала всё быстрее, он перестал чувствовать тело, тяжёлые кандалы на руках и ногах. И вдруг, словно вспышка молнии, возникла программа.

Ещё не детализированная и не объяснимая, но уже ощущаемая и обжигающая своей масштабностью. Кратий почувствовал себя единовластным правителем мира.

Жрец лежал на нарах, закованный в кандалы, и восхищался сам собой:

«Завтра утром, когда поведут всех на работу, я подам условный знак, и начальник охраны распорядится вывести меня из шеренги рабов, снять кандалы. Я детализирую свою программу, произнесу несколько слов, и мир начнёт меняться.

Невероятно! Всего несколько слов — и весь мир подчинится мне, моей мысли. Бог действительно дал человеку силу, которой нет равной во Вселенной, эта сила — человеческая мысль.

Она производит слова и меняет ход истории.

Необыкновенно удачная сложилась ситуация. Рабы подготовили план восстания. Он — рационален, этот план, и явно может привести к положительному для них промежуточному результату.

Но я, всего лишь, несколькими фразами, не только их, но и потомков сегодняшних рабов, да и правителей земных, рабами быть грядущих тысяч лет заставлю».

Уром, по знаку Кратия, начальник охраны снял с него кандалы. И уже на следующий день на его наблюдательную площадку были приглашены остальные пять жрецов и фараон.

Перед собравшимися Кратий начал свою речь:

— То, что вы сейчас услышите, не должно быть никем записано или пересказано. Вокруг нас нет стен, и мои слова никто кроме вас не услышит.

Я придумал способ превращения всех людей, живущих на Земле, в рабов нашего фараона.

Сделать это, даже с помощью многочисленных войск и изнурительных войн, невозможно.

Но я сделаю это несколькими фразами. Пройдёт всего два дня, после их произнесения, и вы убедитесь, как начнёт меняться мир.

Смотрите: внизу длинные шеренги закованных в цепи рабов несут по одному камню. Их охраняет множество солдат. Чем больше рабов, тем лучше для государства — так мы всегда считали.

Но, чем больше рабов, тем более приходится опасаться их бунта. Мы усиливаем охрану.

Мы вынуждены хорошо кормить своих рабов, иначе, они не смогут выполнять тяжёлую физическую работу. Но они — всё равно, ленивы и склонны к бунтарству.

Смотрите, как медленно они двигаются, а обленившаяся стража не погоняет их плетьми и не бьёт, даже здоровых и сильных рабов.

Но, они будут двигаться гораздо быстрее. Им не будет нужна стража. Стражники превратятся тоже в рабов. Свершить подобное можно так.

Пусть сегодня, перед закатом, глашатаи разнесут указ фараона, в котором будет сказано:

«С рассветом нового дня, всем рабам даруется полная свобода. За каждый камень, доставленный в город, свободный человек будет получать одну монету.

Монеты можно обменять на еду, одежду, жилище, дворец в городе и сам город. Отныне вы — свободные люди».

Когда жрецы осознали сказанное Кратием, один из них, самый старший по возрасту, произнёс:

— Ты — демон, Кратий. Тобой задуманное демонизмом множество земных народов покроет.

— Пусть демон я, и мной задуманное пусть люди в будущем демократией зовут.

Указ на закате был оглашён рабам, они пришли в изумление, и многие не спали ночью, обдумывая новую счастливую жизнь.

Утром следующего дня жрецы и фараон вновь поднялись на площадку искусственной горы. Картина, представшая их взорам, поражала воображение.

Тысячи людей, бывших рабов, наперегонки тащили те же камни, что и раньше.

Обливаясь потом, многие несли по два камня. Другие, у которых было по одному, бежали, поднимая пыль.

Некоторые охранники тоже тащили камни. Люди, посчитавшие себя свободными — ведь с них сняли кандалы, стремились получить, как можно больше вожделенных монет, чтобы построить свою счастливую жизнь.

Кратий ещё несколько месяцев провёл на своей площадке, с удовлетворением наблюдая за происходящим внизу.

А изменения были колоссальными. Часть рабов объединилась в небольшие группы, соорудили тележки и, доверху нагрузив камнями, обливаясь потом, толкали эти тележки.

«Они еще много приспособлений наизобретают, — с удовлетворением думал про себя Кратий, — вот уже и услуги внутренние появились: разносчики воды и пищи.

Часть рабов ели прямо на ходу, не желая тратить времени на дорогу в барак для приёма пищи, и расплачивались, с подносившими её, полученными монетами.

Надо же, и лекари появились у них: прямо на ходу помощь пострадавшим оказывают, и тоже за монеты. И регулировщиков движения выбрали.

Скоро выберут себе начальников, судей. Пусть выбирают: они, ведь, считают себя свободными, а суть — не изменилась, они, по-прежнему, таскают камни…»

Так и бегут они, сквозь тысячелетия, в пыли, обливаясь потом, таща тяжёлые камни. И сегодня, потомки тех рабов, продолжают свой бессмысленный бег…

За прошедшие тысячелетия возникали и исчезали целые империи, менялись религии, законы, а в главном, ничего не изменилось: как был человек рабом, так и остался им.

Турист

Сцена первая

Наполненный светом зал с колоннами и светящимися статуями богов. В центре голограмма крутящейся планеты, возле которой стоит нечто вроде ангелоподобного гуманоида в белой тоге с нимбом. Крыльев вроде не видать, может и есть они. В зал заходит не менее светящееся существо худощавого телосложения с редкой бородкой и длинными волосами. Очень похожий на человека. Нимба и крыльев не видать. Тот, что возле голограммы начинает говорить в стиле Диброва.

— Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте. Туристическая богадельня «Земля-тур» приветствует вас!!! Размеренное Белое Светлое Бытие утомило вас? Вы устали от божественного блаженства? Тогда вы попали по адресу. «Земля-Тур» раскрасит ваше бытие черно-серыми тонами и наполнит вашу Гармонию небывалыми ощущениями дисгармонического состояния, тоской, грустью, печалью и чувством несправедливости!!! И так, здравствуйте Любезнейший Друг мой. Чем я могу помочь вам?

— Да вот, знаете ли… решился… попробовать….

— Любезнейший, только что, осмотрев степень вашего духовного благосостояния, я могу вам сказать, что позволить вы можете себе о-о-о-о-чень многое!.. Итак, давайте же скорее приступим, не тратя ни одной лишней минуты, и подберем вам то, что вы никогда не забудете и обязательно захотите вернуться к нам снова… Мы уже давно используем эту планету для отдыха от постоянного божественного блаженства и могу вам сказать, что там для этого созданы наилучшие условия. В зависимости от времени и масштабности отдыха к услугам отдыхающих до семи миллиардов обслуживающего персонала и аниматоров как с нашей стороны так и со стороны нам явно противоположной. Тьфу на них нечистых!

О! Вот кстати… как вам экзотическая охота на ящеров в мезозойскую эру? Масштаб сафари просто впечатляет!!! Вся планета! Тотальная зачистка. Шикарнейшая охотничья экипировка. Неограниченное количество боеприпасов и все за счет заведения. Олинклюзив! Только представьте – Уха из мегалодона! Шашлык из тираннозавра! Контрольный выстрел кометой!

— Нет. Ну это не то. Я был на подобных мероприятиях в других местах. Мне бы хотелось пожить среди людей. Посмотреть чем они живут. Говорят только у них можно попробовать на вкус парадоксальную дисгармонию. Стремление уничтожить всё, ради призрачного владения тем, что от этого останется, ну или, к примеру, поступать во вред себе ради своего блага. Такое говорят трудно найти в других местах.

— Минутку… мне кажется, я знаю что вам подойдет? Вот! Горящее воплощение. Мать вот-вот зачнет. Вы не поверите, как вам повезло. Смотритеееее! Итаааак! Древний Рим! Вы величайший политический деятель. Полководец, любимец народа! Небывалая полнота ощущений!.. хм… правда есть один момент, закончить воплощение придется множеством ножевых ранений… но по условиям «Земля-Тур», в целях безопасности туристов, ваша память будет заблокирована, и знать об этом печальном конце на протяжении всего отдыха вы не будете. Ну как? Решаемся? Кстати вы будете не один! В рамках программы реабилитации с дальних рубежей на Землю отправляется наш арийский спецназ. Сами понимаете, несколько перевоплощений в состоянии постоянной войны отложили свой отпечаток, и сразу в состояние божественного блаженства им нельзя. Воины – развел руками. Разнесут тут все на былом потенциале. Пусть адаптируются сначала там для начала легионерами. Мир-война-мир-война. Попривыкнут к миру, соскочат с ломок пути войны. Ну так что? Оформляем?

— Ну, знаете, вот как то не очень мне хотелось бы полководцем. Не готов, что ли … да и не считаю эти ощущения максимально полными. Да и стирание памяти как то не хотелось бы. Может, найдете, что-то поинтереснее? Понасыщеннее, что ли. Ну что бы запомнить Землю надолго….

— Т-а-а-а-а-к, ну давайте полистаем по временам, что у нас еще есть свободное… это не то, это не то… вот… достал листок, сдувая пыль.

В-ооооот… Это то что вам надо! Познавательный тур «Мессия»!!! Этого вы точно н-и-к-о-г-д-а не забудете! Высокомасштабнейшие приключения в местах падения нравов и народов. Немногим ранее вашего пришествия, его очень просил отложить один субъект, но ему не хватило духовности, если мне не изменяет память, по воде не мог ходить. Так вот, потом с другим туром отправился таки на землю, там подцепил лихорадку Эго (жуткий недуг для нас, а там на земле с этим вполне себе нормально живут), с тех пор его не видели. Прибывшие с земли, отдыхающие говорили, лихорадка повредила его сознание. Он съехал с катушек, назвался несущим свет и самопровозгласился в местные князья, периодически устраивает диверсии для отдыхающих и местных, и под любым предлогом не хочет возвращаться … не самый радужный опыт нашей компаний. Но я смотрю, ваше состояние духовности позволяет вам г-о-о-о-раздо больше. Итак! давайте я ознакомлю вас с условиями тура?

Никакого стирания памяти! Полный контроль и проявление способностей. 33 оборота планеты вокруг светила, иначе говоря, года, созерцания мракобесия, несправедливости, насилия, невежества, дикости. Множественные попытки наставить на путь истинный. А каков финал? Вы даже представить себе не можете, каков будет финал!!! Определенно этого вы НИКОГДА не забудете и я даже в чем-то вам завидую.

-Ну что же… Сие Любопытно! Когда отбываем?

Занавес

Сцена вторая.

Все то же. Тот же зал и тот же субъект ангельской внешности . В зал заходит светящееся существо в накидке раскрашенной в камуфляж. Изпод нее проглядываются светящиеся латы, торчит рукоять меча. Первый как всегда голосом Диброва…

— Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте. Туристическая богадельня «Земля-тур» приветствует вас!!! Размеренное Белое Светлое Бытие утомило вас?

Второй откидывает капюшон до этого скрывавший лицо. Вроде тот же, что и в первой сцене, но лицо более суровое, на лбу шрам от венца. Суровый взгляд.

— Не стоит продолжать. Я тут пользовался вашими услугами. Был на отдыхе. Таких впечатлений я не переживал нигде! Так вот! Я обещал им вернуться. Мне нужен групповой тур для меня, моих не менее богатых духовностью друзей и, конечно же, моего отца.

Великое пророчество

— А, вот и ты! — Тёмный Властелин повернул голову к Оракулу и радушно улыбнулся.- Помнишь, какой сегодня день?

— День Великого Пророчества,- ответил Оракул.

— Правильно!

Тёмный Властелин достал из коробочки маленький черный ĐېА֐ސڠи приколол его к огромной настенной карте, где уже красовались несколько десятков таких же.

— А напомни-ка мне, что ты там конкретно напророчил?

— Придёт великий герой, — повторил Оракул. — В сияющих доспехах, с эльфийским мечом. И нанесёт удар Тёмному Властелину. И прольётся черная кровь, и рухнет Тёмный Властелин, и падёт с его чела золотой венец. Это программа на сегодня. Тебя что-то не устраивает?

— Ха! — фыркнул Тёмный Властелин, приколол очередной флажок и махнул рукой на прикроватный столик. — Взгляни-ка, что там лежит?

— Голова, — спокойно отозвался Оракул. — Голова великого героя. Отрубленная. И что?

— И всё. Конец твоему пророчеству. Ну, нанёс он мне удар, не спорю. Даже почти попал, испортил мне полу плаща. А я дал сдачи — и

вот, полюбуйся, нет больше никакого героя, а значит, и предсказание не сбудется. Накладочка вышла!

— Почем знать, — пожал плечами Оракул. — День-то еще не кончился.

— Это как прикажешь понимать? — нахмурился Тёмный Властелин.

-Без понятия. Моё дело — изрекать пророчества, а не толковать их.

— Темнишь, ой темнишь! — покачал головой Тёмный Властелин. Он полез за новым флажком и уколол палец о торчащую булавку. От неожиданности Тёмный Властелин вздрогнул, покачнулся, наступил на край плаща и, не удержав равновесия, с грохотом и лязгом свалился со стремянки. Корона слетела с его головы и, противно дребезжа, закатилась под кровать.

— Уй-йя! — прокомментировал Тёмный Властелин, посасывая уколотый палец.

— Великое Пророчество сбылось, — провозгласил Оракул.

Яйцо

Ты умер по пути домой. Попал в автомобильную аварию. Не особо примечательную, но всё же смертельную. Ты оставил жену и двух детей. Смерть была безболезненная. Скорая пыталась тебя спасти, но всё попусту. Твое тело было так изуродовано, что тебе лучше было уйти, поверь мне.

И тогда ты встретил меня.

– Что… Что произошло?- спросил ты.- Где я?

– Ты умер, – ответил я, как ни в чем не бывало. Не время жеманничать.

– Там был… грузовик, и его заносило…

– Ага,- сказал я.

– Я… я умер?

– Ага. Но не расстраивайся, все умирают,- подтвердил я.

Ты осмотрелся. Вокруг была пустота. Только ты и я.

– Что это за место?- спросил ты. – Это жизнь после смерти?

– Более или менее, – ответил я.

– А ты бог?

– Ага,- сказал я. – Я Бог.

– Моя жена… и дети – пробормотал ты.

– Что?

– С ними все нормально?

– Мне это нравится, – сказал я. – Ты только что погиб и так волнуешься о своей семье. Это очень хорошо.

Ты посмотрел на меня с благоговением. В твоих глазах я вовсе не выглядел как Бог. Я казался тебе обычным мужчиной. Или, может быть, женщиной. Каким-то влиятельным человеком с размытым лицом. Скорее учителем начальных классов, чем Господом Всемогущим.

– Не волнуйся, – сказал я. – Они в порядке. Твои дети всегда будут помнить о тебе только лучшее. Они не накопили к тебе неуважение. Твоя жена будет плакать, но в душе будет чувствовать облегчение. Честно говоря, твой брак разваливался. Если тебя это утешит, то могу сказать, что жена твоя будет чувствовать себя очень виноватой за это тайное чувство облегчения.

– Ооо…- протянул ты. – Ну а что теперь? Ты пошлешь меня в рай или в ад, или что-то вроде того?

– Ни то, ни другое – ответил я. – Твоя душа переселится в иное тело.

– Ааа, значит, Индуисты были правы….

– Все религии правы по-своему – сказал я.

– Пойдем со мной.

И ты пошел рядом со мной сквозь пустоту.

– Куда мы идем?

– Конкретно – никуда. Просто приятно гулять во время разговора.

– Тогда в чем смысл? – спросил ты. – Когда я буду рожден вновь, я же буду вновь пустым, как стеклышко? Всего лишь дитя. Значит, весь мой опыт и все, чего я добился в той жизни, не будет иметь значения.

– Вовсе нет! – заверил я. – У тебя внутри уже заложены опыт и мудрость прошлых твоих жизней. Ты просто их в данный момент не помнишь.

Я остановился и обнял тебя за плечи.

– Твоя душа намного огромней, изумительней и прекрасней, чем ты можешь себе представить. Человеческое сознание может воспринимать лишь крошечную долю того, что на самом деле существует.

Это словно окунуть палец в стакан воды, чтобы проверить, холодная она или горячая. Ты впускаешь часть себя в этот мир, а когда выходишь из него, то весь накопленный опыт и знания остаются у тебя.

Ты был в человеке все предыдущие 48 лет, поэтому ты еще не чувствуешь оставшуюся часть своего огромного сознания. Если бы мы с тобой еще здесь походили, ты бы начал постепенно вспоминать все, что было с тобой в прошлых жизнях. Но нет смысла это делать между жизнями.

– Сколько же раз я пережил реинкарнацию?

– О, много. Очень, очень много. Ты пережил множество разных жизней, – ответил я. – На этот раз ты будешь китайской крестьянкой в 540 году до нашей эры.

– Подожди, как так? – поперхнулся ты. – Ты посылаешь меня назад во времени?

– Ну, можно сказать и так. Время в той форме, в которой ты его знаешь, существует только в твоей вселенной. Там, откуда я родом, все происходит по-другому.

– Откуда ты родом?.. – удивился ты.

– Ну да, – объяснил я. – Я тоже откуда-то родом. Но совершенно из другого измерения. И там есть еще такие же, как я. Ты, конечно, хочешь знать, каково это там, но, честно говоря, ты не поймешь.

– Ааа, — разочарованно протянул ты. – Но послушай, если я перевоплощаюсь в людей из разного времени, я, наверное, когда-нибудь могу пересечься с самим собой?..

– Конечно. Такое очень часто происходит. Из-за того, что каждая жизнь осознает лишь себя, ты даже не понимаешь, что встреча произошла.

– Тогда в чем смысл всего того?

– Ты серьезно? – удивился я. – Ты спрашиваешь меня, в чем смысл жизни? Немного клише, тебе не кажется?

– Но это закономерный вопрос, – настойчиво сказал ты.

Я посмотрел тебе в глаза.

– Смысл жизни, то, ради чего я создал эту вселенную, это чтобы ты развивался.

– Имеешь в виду человечество? Ты хочешь, чтобы человечество развивалось?

– Нет-нет, только ты. Я создал всю эту вселенную для тебя. С каждой новой жизнью ты растешь и развиваешься, превращаешься во всеобъемлющий интеллект.

– Только я? А как же остальные?

– Остальных не существует. В этой вселенной больше никого нет. Есть только ты и я.

Ты уставился на меня.

– Но все люди на Земле…

– Это все ты. Разные перевоплощения тебя.

– Я… Я – ВСЕ?

– Именно, – с удовлетворением заключил я и похлопал тебя по спине.

– Я – каждый человек, который когда-либо жил на Земле?

– И который когда-либо будет жить, да.

– Я Авраам Линкольн? – поразился ты.

– И ты Джон Вилкс Бут.

– Я Гитлер?

– И ты миллионы его жертв.

– Я Иисус?

– И ты каждый из его последователей.

Ты замолчал.

– Каждый раз, причиняя кому-то боль, ты причинял боль самому себе. Каждый раз, делая кому-то добро, ты делал добро себе. Каждый счастливый или грустный момент пребывания на Земле был испытан, или будет испытан только тобой.

Ты задумался

.

– Зачем? – наконец спросил ты. – Для чего все это?

– Потому что однажды ты станешь таким, как я. Потому что ты и есть я. Ты часть меня. Ты дитя моё.

– Значит, я и есть Бог? – недоверчиво спросил ты.

– Нет, пока еще нет. Сейчас ты только зародыш. Ты растешь. Когда ты проживешь каждую человеческую жизнь на Земле во все времена, ты будешь готов родиться.

– Значит, вся вселенная, – изумленно сказал ты,- это всего лишь…

– Яйцо, – подтвердил я. – А теперь тебе пора в новую жизнь.

И я отправил тебя в путь.

Тяжелые будни небесной канцелярии

Ангел постарше строго смотрит на подчиненного.

— Докладывай. В двух словах.

— Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.

— На что?

— Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон — не видит. Говорит, что устает на работе.

— А что на работе?

— Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.

— Начальство суровое?

— Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то…

— Страхи отгонял?

— Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить, чтобы солнышко заметил.

— Симпатичная незнакомка по дороге? На каблучках. С запахом будоражащих духов?

— Ну, обижаете… Нос к носу столкнул в метро.

— И как?

— Да никак. «Извините» и дальше в свои мысли.

— А после работы?

— Магазины. Телевизор. Помыть посуду. Интернет. Сон.

— Телевизор ломал?

— Конечно. Новый купил зачем-то…

— Интернет отключал?

— Пять дней подряд. Он просто стал торчать на работе. До позднего вечера. У них так можно.

— Так. А выходные?

— Сон до обеда. Уборка квартиры. Вечером — друзья, бестолковые разговоры, водка. Домой за полночь. Утром с головной болью под одеяло. Или к телевизору. Или к компьютеру.

— А она?

— Совсем близко. Через три дома. В один и тот же супермаркет за продуктами ходят.

— В очереди сталкивал?

— Все как положено. И сверх инструкции — на автобусной остановке, в праздники.

— Линии судьбы проверял?

— Да, совмещаются! В том-то и дело… Это такой город… Такой образ жизни… Ну не могу я больше! Невыполнимое задание!

— Разговорчики! Где твой список сильнодействующих средств?

— Вот он, шеф. Грипп с температурой и бредом. Вывих, перелом. Автомобильная авария. Банкротство. Пожар. Беспорядки на улицах. Финансовый кризис. Гражданская война…

— Достаточно. Во имя Любви на крайние меры разрешение считай полученным. Только выбирай что-то одно. Выполнять!

— Есть выполнять!

Пока нет комментариев.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика